Грешная женщина Анатолий Афанасьев

У нас вы можете скачать книгу Грешная женщина Анатолий Афанасьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Первый визит сатаны 2. Писатель в этом произведении показал одну из болевых точек нашего смутного времени — криминализацию общественного сознания.

Первый визит сатаны 1. Еще из произведений автора. Афанасьев Анатолий - Бедный хам. Афанасьев Анатолий - Монстр сдох. Афанасьев Анатолий - На службе у олигарха.

Афанасьев Анатолий - Гражданин тьмы. Аудиокниги из раздела " Фантастика ". Чейз Джеймс Хедли - В мёртвом безмолвии. Скачать книгу в формате: Читать книгу на сайте: Писатель в этом произведении показал одну из болевых точек нашего смутного времени — криминализацию общественного сознания. Не сразу смог сообразить, где я. Ага, вон шкаф торчит в лунном свете, как кукиш, и штора на окне знакомо топорщится. Сунул руку в темень, точно в скважину, пошарил на тумбочке и — о, ….

Она психоаналитик и колдунья, ей чужды низменные пороки. Ее идеал мужчины — нищий на паперти. В философском смысле ее муж как раз соответствует этому идеалу. Но никак не я.

Мне и в голову не могло прийти лечь с ней в постель. Но все же ощущение ее извивающегося, упругого тела настолько реально, что страх сжимает сердце. Пьяный прилепил на доске у метро отпечатанный на машинке текст.

Продиктованный временем жест отчаяния. Сейчас надо бы отпереться, но похмельная голова варит туго. В женском голосе просквозила живая интонация, словно скворушка в клетке невзначай чирикнул. Ну понятно, недвижимость, фирма — слова чарующие, со звоном монет. А перед моими глазами возник милый сердцу домик на восьмидесятом километре Рязанскою шоссе, щедрый дар отца, воплощенная мечта всей его жизни.

Это я Так говорю, домик, на самом деле это стройный, кирпичный особнячок в два этажа, с надстройками и пристройками, который отец любовно возводил по кирпичику, и убухал на это тридцать с гаком лет.

Все мое детство и юные годы сопровождались разговорами об этом доме и хлопотами вокруг него. Отец с матерью там толком и не пожили, все строили да обихаживали. Все отпуска, все выходные за десятки лет гам провели в неустанных грудах, подняли яблоневый сад и богатый огород, и незаметно оба постарели.

Батю сначала подкосил инфаркт, потом у него открылась язва, потом начали отниматься ноги, и к семидесяти пяти годам от! Нагрянувшая внезапно немощь странным образом воздействовала на его трудолюбивый, въедливый ум: Одним из странных проявлений его нового состояния было как раз отписание мне заветного дачного дома, в чем, разумеется, не было никакой необходимости. Единственный сын своих бедных родителей, в тридцать лет я отделимся от них, переехав с беременной женой в трехкомнатную кооперативную квартиру, которую впоследствии, при разводе, мы с Раисой удачно разменяли на двухкомнатную ей и дочери, и однокомнатную — мне.

С родителями на протяжении многих лет у меня были в основном телефонные отношения да редкие встречи, имеющие под собой, как правило, какую-нибудь деловую подоплеку; но если бы я захотел назвать вдруг духовно близкого мне человека, то это был бы именно отец, только слишком поздно я это понял.

Так поздно, что теперь это открытие как бы не имело никакого значения и лишь увеличивало горькую усталость души. Но дом чудесный, двухэтажный, кирпичный. Вы же все равно сначала посмотрите? Разумеется, я рассчитывал на большие деньги. Иначе из-за чего огород городить. У матери с отцом на двоих пенсия — сорок шесть тысяч, даром что проучительствовали оба по полвека. Я сам давно на мели: Как ни бодрись, коммерция мне оказалась не по нутру, да уже, наверное, и не по возрасту.

Наш нынешний дикий рынок — дело озорное, молодое, воровское, но жить как-то надо, раз вовремя не сдох. Мать вон в последний заход в аптеку оставила сразу пятнадцать тысяч, но многих лекарств там нет, приходится добирать с рук. Отцу требуется все самое лучшее. Мне как-то сон привиделся: Сон — как нож в брюхо. Мурашки просквозили по коже: Но тянуть не было смысла. Я мог передумать в любой момент. Сдуру бултыхнулся в горячую ванну и чуть не спекся.

Сердце от жара сигануло в горло, норовя выпрыгнуть изо рта, потом скатилось в пах и вдруг замерло вовсе, как я тут же смекнул, навсегда. Это неприятное, но возвышенное ощущение, когда с похмелья в горячей воде отключается пульс. Оно сродни падению с крыши, если кому доводилось. Еле-еле, завернувшись в простыню, я добрался до открытого окна. Около мусорного бака стоял дворник дядя Коля, мой добрый товарищ.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress