Жертва особого назначения Александр Афанасьев

У нас вы можете скачать книгу Жертва особого назначения Александр Афанасьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В знакомом сейфе оставляю все, что у меня есть, вплоть до металлической ручки, которой при соответствующих навыках можно убить человека. Разоружаюсь, возвращаюсь и с лицом красного партизана Лазо прохожу повторный обыск.

Ничего нет — и меня пускают в святая не святых. Потому что святых в этом здании точно не наблюдается. Пригнувшись, как под огнем, пробираюсь к свободному ряду кресел, стараясь не привлечь внимания ни шумом, ни чем-то другим.

Занимаю свободное кресло с краешку. С трибуны, которая тут со времен Саддама Хусейна мало изменилась, уверенно вещает москвич со значком в виде трехцветного флага на лацкане пиджака. Ну-ка, послушаем политику партии и правительства. Выслушав москвичей с трибуны, а потом и наших подпевал, я пришел в совершеннейший аут. Как говорится, хватай мешки, вокзал отходит.

Как вам, наверное, известно, в году группой стран, в том числе Ираком, в Москве, после самопальной и мало кем признанной международной конференции по урегулированию в основном там меж собой решали, кто наблюдателей прислал, а кто и вовсе блистательно отсутствовал , было принято решение об урегулировании на Среднем Востоке самым радикальным способом. Путем высадки частей русской армии, внутренних войск и ликвидации террористов — всех до единого.

Мы удачно попали в масть, можно сказать. Возможные телодвижения Китая в этом регионе блокировались из последних сил США, да и сами китайцы по определенным причинам не готовы были активно вмешиваться своими силами в идущую в регионе вялотекущую гражданскую войну.

И позиция их была понятна: Нам же терять было нечего: Еще лет десять, даже меньше, и дело могло кончиться уже не отделением Кавказа, а полномасштабной религиозной войной по всей стране.

Отступать нам было некуда — только наступать, переносить боевые действия на территорию противника. А с той стороны было немало тех, кто еще помнил Советский Союз, в армии хватало тех, кто закончил советские училища, в спецслужбах — Университет дружбы народов. Так что — сговорились. Договоренность не приняли всерьез ни элиты Персидского залива, ни Брюссель, ни Вашингтон.

Потому что если мы чему и научились за последние четверть века, так это воевать с партизанским движением. Жестоко, кость в кость, без сантиментов и самоограничений. Но проблема была в том, что до сего времени союз, уже проявившийся на деле и показавший свои плоды, никак не был оформлен политически.

Что ж, пришло время определяться, и мы, кажется, определились. В самое ближайшее время должен был состояться визит в Багдад президента России. И одновременно с этим столицу Ирака должны были посетить президенты Ирана, Ливана и Сирии. Теперь понимаете, какая каша заваривается? И все присутствующие в зале — тоже понимали.

Против нас будут все. Но, черт меня возьми, разве это не круто — идти против всего мира? Встать и сказать — а мы будем жить, как считаем нужным, а вы со своими советами, рекомендациями, требованиями как можно скорее провести демократические выборы[2]— идите-ка…. Честно — мне жаль и их.

Дальше полетел такой мат, что на нас стали оборачиваться все, в том числе и москвичи. Дело, в общем, обычное — шеф подчиненного честит. Хотя… Наверное, я все же вылечу когда-нибудь со службы как пробка из бутылки. И наверное, я даже многое делаю для этого. Просто все осточертело — свободы хочется, а не этой вот тягомотины с костюмчиками. Зато оружие сдать попросили. Я все же на улице работаю, сами понимаете, что такое без оружия. К москвичам, к любой работе по визиту — ни ногой. Нарушишь — вылетишь отсюда как пробка из бутылки.

Полковник смотрит на меня даже просительно. С одной стороны, гости из Москвы, а с другой — кто-то должен давать результат с улиц. Больше ничем не занимаешься, понял? Он еще в Ставропольском УФСБ работал, в период — годов вел разведывательную работу против независимой Чеченской Республики Ичкерия, пленных вытаскивал, об обменах договаривался, агентов забрасывал.

Это на него в свое время вышел Ахмад-хаджи Кадыров, когда понял, что дальше — край и надо договариваться на любых условиях. С тех самых времен он и приговорен Исламской Шурой моджахедов к смерти. С таким поработать — в уважение будет.

Во-вторых, она не ваххабитка, ее ваххабиты на прицеле держат, как и нас всех. Она им как кость поперек горла. Она из дружественной разведки. Войти Вступить в клуб. Александр Афанасьев - Жертва особого назначения. В Багдаде открывается саммит по урегулированию конфликта на Ближнем Востоке. Приняты беспрецедентные меры безопасности, задействованы все силовые структуры, в том числе частные армии и охранные предприятия.

Александру Серову, бывшему сотруднику ФСБ, а ныне начальнику службы безопасности нефтяной компании, поручено отслеживать активность агентов ЦРУ. В процессе работы Серов получает информацию о готовящейся террористической атаке: Основная цель — президенты Ирака и России…. Автор книги Александр Афанасьев, название: Александр Афанасьев Жертва особого назначения.

Ирак, Багдад 27 мая. Василий Веденеев - Глаз ведьмы. Кирилл Казанцев - Инстинкт победителя. Сергей Зверев - В строю с волками. Русские и не русские и вообще все, кто меня читает. Зовут меня Александр, фамилия моя Серов, но это, конечно же, не фамилия, а оперативный псевдоним, который я взял очень давно и привык к нему.

О том, что это фамилия бывшего председателя КГБ, который, помимо прочего, был замешан и в событиях года, я тогда не думал.

А сейчас… Да пошло оно все! Здесь и сейчас — тридцать седьмой год, все эти споры, склоки, дрязги и пересуды относительно того, что тогда произошло, кто убивал, кого убивали и кто в итоге был прав — все это мелочно, мерзко и бессмысленно по сравнению с тем, что творится здесь и сейчас. Здесь и сейчас — это в Багдаде в девятнадцатом году нового тысячелетия, две с лишним тысячи лет со дня Рождества Христова.

Рождения Христа, заповеди которого мы давным-давно позабыли. Руси, как здесь говорят. Мы не даем обвалиться остаткам конструкции старого мира и одновременно строим здесь новый мир.

И если мы даже уйдем, здесь останутся цивилизованное государство, отсутствие взрывов на улицах, худой мир, который, как известно, лучше доброй ссоры. Он убил моих друзей… Это было довольно давно, в Дамаске, несколько лет назад. А я — убил его. И это было совсем недавно, несколько дней назад. А потом… Потом жизнь просто продолжилась…. Аль-Малик был мертв, но дело было не закончено.

Остались американцы и игра с ними. Игра, которая может закончиться как безымянной могилой, так и срывом планов некоторых людей в Лэнгли и Пентагоне и снова опрокинуть Ирак в пучину гражданской войны. Зачем они это делают? Проще всего сказать — они не ведают, что творят. Но это не так. Здесь новый фронт холодной войны, и у него свои законы.

В одной книге я прочитал такие слова: Это так и есть. Они погрязли во зле, и кто-то должен их остановить. Мой агент, точнее не агент, а скорее хороший друг — Джейк Барски, который тоже хотел остановить зло, мертв.

Но новый человек ЦРУ — в Багдаде. И игра начинается заново…. Еще остался Ирак и то, что здесь нужно сделать. Осталась Амани, теперь — моя жена. Мусульманка, палестинка и бывшая террористка, сейчас работающая на спецслужбы Хезболлы. Наш брак похож на никях — мусульманский брак, который заключается и расторгается через произнесение нескольких слов.

И надеюсь на взаимность…. Эту ночь мы впервые провели с Амани в месте, которое можно было назвать домом, а не временным прибежищем. В месте, где есть что-то свое, где чувствуется обжитой дух, где есть маленькие вещи, говорящие о владельце. Наверное, это и есть семья. Утром Амани меня раскритиковала за пустой холодильник и совершенно ненадлежащий набор кухонной утвари.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress