Цитадель Александр Прозоров

У нас вы можете скачать книгу Цитадель Александр Прозоров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Вождь , Прозоров Александр Найл стоял, положив правую ладонь на покрытый жесткой короткой шерстью сустав лапы застывшего рядом Подводник , Прозоров Александр Корабли вошли в устье реки на рассвете, разгоняя выступающими далеко вперед носовыми таранами рыбацк Посланник , Прозоров Александр Империя пауков гибнет под ударами беспощадного врага.

Спасаясь от захватчиков, Найл и его приближенн Племя , Прозоров Александр Паруса выскальзывали из-под пролета моста один за другим — первый, второй, третий… Посл Поддержите проект, сделайте перевод на развитие сайта. Самые популярные книги за сегодня. Бывший студент Роберта Лэнгдона Эдмунд Кирш, преуспевающий миллиардер и ком Тебя бoльше не узнают и не хoтят разгoваривать близкие тебе люди.

С помощью техники Трансерфинга большому количеству людей удалось изменить с В свой отпуск инженер из Бухары Василий Меркурьев отправился на балтийское В эту минуту мальчишка, столь долго бывший героем Духа, противостоявший давлению извне благодаря внутреннему несгибаемому стержню, становится героем действия — вместе со слугами жуков-бомбардиров Найл вскрывает всеми забытый арсенал; они вооружаются жнецами — всесокрушающим ручным оружием, устраивают смертоносцам кровавую бойню, а затем отправляются в Дельту искать почитаемую пауками Великую Богиню Богиней оказывается гигантский корнеплод, споры которого занесла на Землю давешняя комета.

В один прекрасный миг сгустившийся вокруг всеобщий страх пробуждает в Найле его духовное начало, отступившее было на второй план. Герой без колебаний собирает все оружие и выбрасывает его в реку, сдаваясь на милость великой Богине. Владычица всего живого отвечает человеку благосклонностью, наделяя властью уже от своего имени. Найл возвращается в город повелителем, Посланником Богини, символом истинной свободы для людей.

Любой другой писатель остановился бы на этой мажорной ноте, однако К. Уилсон дает своим героям еще три дня. Всего три дня, но мы видим, как избавленные от хозяев слуги все это время валяются кверху брюхом, не желая ничего делать.

Им и в голову не приходит, что от повседневного труда зависит в первую очередь их собственная жизнь. Рабы привыкли выполнять приказы под страхом наказания и жить на всем готовом. Читателю становится ясно, что история отнюдь не закончилась, что внешняя идиллия сосуществования восьмилапых и двуногих в первого же дня заметно отличается от внутренних механизмов, регулирующих их жизнь.

Так настал ли час свободы? Уилсон не торопится отвечать на этот вопрос. Мастерски интригуя читателя, он неторопливо рассказывает о проникновении в город лазутчиков Мага — таинственного обитателя горных окраин, способного вселять злые души в камни и безделушки, оживлять своих мертвых слуг и управлять стихиями…. Несколько слов хотелось бы сказать о нумерации книг сериала.

Мир Пауков, рожденный фантазией гениального писателя, не успел раскрыть и сотой части своего потенциала. Мы знаем, что битвы людей и пауков проходили с переменным успехом, а значит, рядом с империей пауков, поработивших людей, вполне могут сосуществовать страны с прямо противоположным строем, или государства, где люди и пауки оказались равны.

Виток эволюции породил Мага — точно так же он мог возродить и техногенный строй. Смертоносцы запрещали своим слугам иметь образование и пользоваться инструментами, а значит, интеллектуальное и техническое наследие далеких предков до сих пор еще не тронуто. Собратья Богини Дельты, разбросанные по планете, стремятся воссоздать на Земле цивилизацию своей прародины, а столь же щедро разбросанные Белые Башни сообщают о происходящих здесь переменах людям на далеких звездах — и те вполне могут вернуться… Да и сам главный герой растет, превращаясь из мальчишки в юношу, а значит — изменяется.

Уилсон понимал открывающиеся перспективы и стремился наполнить их. Он уже сообщил поклонникам. Но главный герой, наделенный К.

Уилсоном величием Духа и величием Знания, оказался в весьма трудном положении: Уилсон в очередной раз ударился о стену и… сломался. Долгие шесть лет не появляется обещанное им продолжение.

Философ слишком близко ассоциировал себя с героем, чтобы позволить ему сдаться, отказаться от одной из двух составляющих личности — и в то же время не видит логичного пути для дальнейшего развития. По счастью, за прошедшие годы выросло поколение последователей, которое не осмысливало учение К. Уилсона, а просто приняло его как данность. Один из них — Нэт Прикли род. Этот писатель не мучается в тяжких раздумьях о том, как поведет себя герой, совмещающий начала Востока и Запада, Духа и Знания, он ощущает это изнутри, как нечто обычное и естественное.

Достойный ученик, он сумел сохранить в неприкосновенности атмосферу вселенной К. Уилсона, ее философскую концепцию, личности ее героев, но шагнул дальше учителя. Дорогой Читатель, я искренне рад за тебя!

Благодаря таланту Нэта Прикли после долгого, почти шестилетнего перерыва ты можешь вновь войти в красочный и яркий, переливающийся множеством граней, полный неожиданных происшествий и парадоксальных открытий мир. Посмотрим, каков на крепость народ новгородский.

Позволит он себя горстке обманщиков перекричать али меня в князья выкликнет. Но все равно — удачи. Когда он поднялся к себе, то в первый миг даже и не понял, кто тут находится: Бедра ее вместо пояса обхватывала золотая цепочка с крохотными бубенцами, золотистые волосы были спрятаны под вуаль и заколоты черепаховым гребнем с драгоценной отделкой.

Захотелось переодеться во что полегче. А окромя татарских нарядов старых, ничего не нашлось. Она отошла к сундуку, небрежно отпихнула к стене платье с юбками. Бубенчики от ее движений тихонько зазвучали, и Елена улыбнулась:. Что там еще имелось в задумке княгини, узнать так и не удалось.

Плоть Егора не вынесла даже уже увиденного: Как же я тебя люблю! Это был первый вечер, когда она ни словом не упомянула о необходимости идти в набег на окраинные московские земли. Я у него зело большой заказ сделал. Переплатил, так пришлось, немало.

Но боярин понимает, что остальное серебро так просто к нему не придет, оно ныне пока еще в закромах свейских хранится. И коли Егор его не возьмет, то и не заплатит. Посему посадник сей нас по мере сил и поддерживает.

Жаль только, в совете новгородском он един у нас, посему повлиять ни на что не способен. Однако же хоть доносит, что за замыслы там у них. И то польза изрядная. Возможно, она сумела бы вразумить супруга на правильные поступки — но уж очень много хлопот обнаружилось у княгини с переездом на купленное подворье.

Там ведь ни припасов не оказалось, ни вещей. А что из мебели осталось — так то старье всякое, немодное или просто обветшалое. Опять же на большое хозяйство: Елена же с собой всего несколько девок да одну стряпуху взяла. Пришлось слуг новых нанимать. Хлопоты эти были, однако же, приятными, хозяйка не сетовала. Тем паче что поход на свеев, как знали в городе все через одного, только на начало августа намечался. И она надеялась, что еще успеет вычистить у мужа из головы всякие глупости и направить его ратное рвение в верном направлении.

Пусть новгородцы сами бьются со свеями за свои интересы! У князя Заозерского найдутся дела и поважнее…. Разразившееся в субботнее утро буйное вече стало для Елены полнейшей неожиданностью. Княгиня, брезгливо относящаяся ко всем этим глупостям с крикливым простонародьем, воображающим себя властью каких-то местных закутков, туда даже не пошла. В вечевой колокол ударил боярин Кирилл Андреянович, одевшийся ради такого случая не в богатую шубу, а в сверкающий добротный бахтерец поверх длинной полотняной рубахи.

Голову его венчал островерхий шелом, на поясе висел меч: Народ на его призыв собрался быстро. Набежал простой люд, что приходил на службу в окружающие вечевую площадь многочисленные церкви, торг большой тоже рядом располагался, архиепископ Симеон и купечество знатное после заутрени еще не разошлось.

Не желает воин сей Господину Великому Новгороду служить, желает токмо добро с него брать, защиту да людей ратных, обученных.

Не желает Егорка признавать воли веча новгородского, не желает под руку воеводы идти, дабы в поход на свеев безбожных отправиться! Клялся он вам в любви и верности, ан интересам города и республики нашей изменяет! Плюет он на вас и обычаи наши. Сам по себе гуляет и слышать не желает…. Гнать его из города! Нашлись, конечно же, и те, кто пытался подать голос в защиту известного ушкуйника или хотя бы понять, чем именно тот провинился?

Но непонятливых соседи пинали и толкали, не давая говорить, в то время как разгоряченная толпа продолжала вопить жестокое: Егор, застигнутый колоколом в храме Георгия Победоносца, протиснулся вперед, поднялся на помост, вскинул руки, но возмущенные горожане не дали сказать ему ни слова. Но коли ты наших обычаев не чтишь, то и нам гость такой не нужен. Мнение веча новгородского ты слышал. Не люб ты нам, атаман.

Нет здесь более для тебя места. Вот тебе Бог, а вот тебе порог. До заката тебя в Новгороде быть более не должно. Егор выступил вперед, скинул шапку и низко поклонился на все четыре стороны вопящему и машущему кулаками вечу:. Добра тебе желал и достатка. Но коли не нужно от меня тебе ничего, то перечить не стану. Воля твоя, Господин Великий Новгород.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress