Стихи с дороги Александр Прокофьев

У нас вы можете скачать книгу Стихи с дороги Александр Прокофьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В книгу вошли стихи о Мордовии. Купить за 40 руб на Озоне. Look at other dictionaries: Эх, дороги… — Пыль да туман. Холода, тревоги Да степной бурьян.

Знать не можешь Доли своей: Может, крылья сложишь Посреди степей. Вьётся пыль под сапогами степями, полями, А кругом бушует пламя Да пули свистят Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. Эх, дороги, Пыль да туман. Холода,тревоги Да степной бурьян. Автор песен многих популярных песен[1].

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: В сборнике много лирических стихов, посвященных любви, дружбе… — Советский писатель. Он воспринял поэзию своего времени и, переплавив ее в горниле русской стихотворной традиции, избежал подражания и подделки". Так… — Советский писатель. Им пройден длинный творческий путь, на котором встречались многие известные в наше время писатели и поэты.

Одни… — Нордмедиздат, электронная книга Подробнее Стихи, миниатюра Сергей Есенин — это выдающийся поэт XX века. Есенин — новокрестьянский поэт, тема жизни народа нашла отображение в его творчестве на протяжении всей жизни Есенина. Ему удалось описать природу, наше… — ТомСувенир, формат: Одни… — Нордмедиздат, формат: Где-то мне было жарко, Где-то сердце тряслось, И моим ладожанкам Не спалось, не спалось.

Кто-то где-то судачит Обо мне без стыда. Пожелай мне удачи Хоть сейчас, хоть когда!.. Мой век суровый, Мой день крутой Гудит громово: Неповторима, Вольным-вольна, Необорима В грозе она! С ней, непоборной, Иду, как в бой, Дорогой горной, Тропой любой. Всё в ней, в Отчизне, Кругом моё, И нету жизни Мне без неё!

Куда бросают - не глядят. И вместо слов берут словечки, И то как будто напрокат, Считают рифмой: Без точек и без запятых! А мы с другим стихом вставали, Других созвучий знаем ряд, А мы Некрасова певали , Да и поём, как говорят! Ты меня хоть строкою За собой поведи, Загорелой рукою От беды отведи И от спеси, от спеси, От лихого огня. Всё, что недругов бесит, - Пусть не тронет меня. Мне не нужен их душный И унылый уют, Им тоска, равнодушье Просто жить не дают.

Ничего мне не надо, Чем довольны они, Ни бесцветных парадов, Ни пустой трескотни… Вьётся, кружева тоньше, Золотая тесьма… Нет ли мне, почтальонша, Хоть какого письма?..

В ненастный день Всё хорошо, отрадно смолоду, Когда плечам не страшен груз. Вошла, и губы пахнут холодом, Дождинкой сладкою на вкус! Осенней стужи будто не было, Другое сразу началось, И не прошу я и не требую, Чтоб солнце выше поднялось! Пусть так всегда, как было смолоду, Пусть будет ветер, будет дождь, Пусть губы будут пахнуть холодом, Дождинку как-нибудь найдёшь!

И станет радостно и весело Ненастный день прожить вдвоём, А выйдет солнце - делать нечего, Другую песню запоём! Поразбивали строчки лесенкой Поразбивали строчки лесенкой И удивляют белый свет, А нет ни песни и ни песенки, Простого даже ладу нет! Какой там лад в стихе расхристанном И у любой его строки - Он, отойдя едва от пристани, Даёт тревожные гудки. Длинна ты, лесничка московская, Не одолеешь до седин… Ссылаются на Маяковского, Но Маяковский есть один!

Ужель того не знают птенчики, Что он планетой завладел? Они к читателю с бубенчиком, А он что колокол гремел. Да и работал до усталости, Не жил по милости судьбы, А мы по малости, по малости, Не пересилиться кабы!

А я вот так смотрю, что смолоду Побольше б надо пламенеть. Ещё мы часто слово-золото Спешим разменивать на медь. Её, зелёную от древности, Даём читателю на суд. Но если к слову нету ревности, То десять лестниц не спасут! Опять я с ними маюсь, Веду, беру за пядью пядь, И где-то в гору поднимаюсь, И где-то падаю опять! И где-то в строчке вырастаю, А где-то ниже становлюсь, Поскольку критику читаю, А перечитывать боюсь! А может, в прозу бросить камень?

Да нет его в моей руке. А что же делать со стихами? Не утопить ли их в реке? Не утопить ли там облюбки, Слова, которым не цвести? Их зацелованные губки Уже кармином не спасти! И сердце радо, что не надо: Оно в тоске от многих слов, От нестерпимой гололеди, Где слово как веретено!

От совершенно стёртой меди, Где нет герба давным-давно! Разговор с самим собой Не знаю, что мне помешало, Какой туман меня обнёс! Опять денёк промчался шало, А как-то жаль его всерьёз! Печаль, вскипая, сердце гложет. Кого ж глодать, как не его! Быть не может, Чтобы не делал ничего! Так где они, дела? Давай хоть маленький парад! Письмо одно отправил в Киев. Ну что ж, неплохо, брат! Ответ замедлен мой, кручинюсь. Всё недосуг да недосуг! Писать мы письма разучились - И я, и он, и ты, мой друг… А что ещё ты делал?

Вспомни Да и поведай без прикрас. Там строчки бедные рыдали. Захлопнул вскоре этот том. Потом стишки читал в журнале С такою строчкой: Да надо ль снова Опять кричать про ремесло? Да неужели наше слово Заморской пылью занесло? И только пыль вдали клубится На месте том, на месте том… Но, может, внуку сон приснится, Что был когда-то старый дом, Да и не дом, гнилая хата, Что спор с метелями вела, Что целый век была горбатой И распрямиться не могла!

Да, может, в новый сад врастая, Когда покой сады томит, Подругам липа вековая Скороговоркой прошумит… Опять ушло оно за снами, Куда орёл не залетал. Опять за всякими делами Его, как надо, не видал!

Мы с ним простились, с ним расстались, Оно ушло за грань морей, Но видно всем, что в нём остались Дела и дни страны моей. И может быть, пустячный случай, Лишь мне по-близкому родной, И, может, стих какой певучий О милой женщине одной… Люба Ох, черны глаза, черны!

Возле сумрачной Двины, Где воронка на воронке… Шла оттуда похоронка, С той заречной стороны. И одна осталась Люба. Нецелованные губы - Как два алые цветка! Ох, черны глаза, черны! Две косы, как две волны, Синей схваченные лентой, На затылке сведены. Выйдет Люба на лужок, На крутой на бережок: Неужели он не видел Никого на берегу?..

Почти над самым плёсом Почти над самым плёсом, Почти что над волной Шумят, шумят берёзы, Посаженные мной. Они широкой кроной Стремятся к облакам, А что топор не тронул - Спасибо землякам!

Друзья мою деревню Зелёною зовут. Пускай мои деревья Меня переживут. Под их высокой крышей В заречной стороне Другой стихи напишет И вспомнит обо мне, Помянет добрым словом Каким-то летним днём В краю моём суровом, В Приладожье моём.

Он сказочною новью Пройдёт, где я ходил, И скажет: А что ещё он делал - Ответить не берусь!.. Миг А, чёрт возьми! На склоне лето - Кричат во ржи перепела… А, чёрт!.. Опять девчонка эта В июльской смуте проплыла. Не проплыла, а просто мигом Сбежала к речке под откос. Ведь красивы так, что глаз не отведёшь!

Ведь в России где-то часом родились, Ведь в россии побелились, завились! И проходят то суглинком, то песком, А на Север, а на Крайний - лишь ползком! Перед ними только камень, только лёд, Мёртвый холод подниматься не даёт, А берёзка, белой смерти вопреки, Проползает, хоть на шаг, из-за реки! Стоит берёзка фронтовая Стоит берёзка фронтовая, Ей не от солнца горячо, - У ней ведь рана огневая: Пробила пуля ей плечо!

Почти закрыта рана эта Как бы припухшею корой… Берёзка зеленью берета Уже хвастнула пред сестрой. Как северянка, речь заводит, Всё с переспросом: Я обжёг их в горниле, Сам сказал им: В мастерских и в походе Им дана эта честь. В нашем умном народе Их не счесть, их не счесть! Другу Опять вдохновенье сбежало, С другими беседу ведёт? Побольше работай, пожалуй, Тогда не сбежит, а придёт. Оно без волненья не может, Ему бы бои да бои, А если их нету, то сложит Орлиные крылья свои.

А как без него, без опоры? Совсем, брат, плохие дела, И рифма приходит не скоро, Метафора еле пришла, Едва дотащилась, обидно Такую задачу решать: Ей надо бы в дом инвалидный, А просишь стихи украшать!

Но с этим ничтожным мгновеньем Тебе рассчитаться дано… Сбежало - кричишь - вдохновенье - Работай! Признания Признаюсь, что ошибок своих не предвидел, Признаюсь, что кого-то, когда-то обидел. Признаюсь, что годами не знаю покоя, Признаюсь - это мало меня беспокоит. Признаюсь, что друзей нажил мало, до крайности мало, Что с плохими расстался, а хороших не стало.

Признаюсь, что в нехватке друзей я виновен, Потому что темнеют в горячке и сходятся брови. Признаюсь, что я многое в жизни не видел, Не того полюбил, а порой не того ненавидел. Но одно я скажу, что не знаю грехов за собою Пред землёю, которой служу, до отбоя!

Вот какою я была Вот какою я была: Словно маков цвет цвела, Поутру бежала к речке, Умывалась добела. Умывалась добела, Принималась за дела, За делами, за работой Песни пели, я вела! Вот какою я была: Лёд ломала и плыла; А теперь себе на горе Я мальчишку завлекла. На себя теперь дивлюсь: Над любой бедой смеюсь, А над этим горем плачу - Утерять его боюсь. Хозяйка Ну-ка, скатерть расстели, хозяйка, Посидим с тобою дотемна.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress