Социализм с русским лицом Александр Елисеев

У нас вы можете скачать книгу Социализм с русским лицом Александр Елисеев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Гораздо полезнее обратиться к истории, сравнив хотя бы развитие городского уклада у нас и на Западе. Вспомним, что в средневековой Руси так и не возникли вольные городские коммуны. В Европе монархи в борьбе с аристократией часто давали горожанами различные вольности и, тем самым, невольно укрепляли будущего своего могильщика — буржуазный уклад.

Русская монархия этого опасного противовеса избегала, предпочитая напрямую контролировать все социальные группы. А их купеческая верхушка была теснейшим образом связана с феодальной княжеской властью. Эту самую власть она же и кредитовала, выполняя ее различные финансовые поручения. Так и хочется задать вопрос — а нельзя ли поподробнее?

И действительно, об этой борьбе можно сказать много чего поучительного. Например, о том, что иногда в борьбе с феодалами погибали целые городские общины, а города подвергались повальному разорению. Или о том, что внутри самой городской общины часто разгорались кровавые конфликты. Когда кто-либо из них поднимается на ноги, у них оказывается человеческое лицо. Только в одном году во Франции от голода вымерло около трети населения. В Англии предприимчивые помещики-ленлорды согнали с земли все крестьянское население.

За сопротивление сгону с земли полагалась смертная казнь. И английские реформаторы-прогрессисты не стеснялись. При одном только Генрихе Восьмом казнили 70 тысяч, 90 тысяч — при его внучке Елизавете все население Англии — три миллиона! Смертная казнь полагалась за видов преступлений — например, за кражу курицы.

Еще и в XIX веке подростка в Англии могли повесить за кражу в лавке. Щедро раздавалась и каторга. В том же самом XIX веке в САСШ законы разрешали фермеру безнаказанно убить человека, подошедшего к ферме менее чем на сто шагов, а безбилетных людей могли сталкивать прямо с поезда.

Законодательство буржуазной Франции предписывало сажать в тюрьму рабочего, не нашедшего применения своему труду в течение трех месяцев. Впрочем, наряду с уголовным, имел место быть и политический террор. Во Франции в ходе т. Великой Французской революции была развернута самая настоящая революционная война против крестьянского населения. Буржуазные революционеры-якобинцы практически полностью вырезали Вандейскую область, которую населяли крестьяне, особо приверженные традиционным ценностям и бывшие верными церкви и королю.

В битве при Ватерлоо год Наполеон был вынужден бросить в бой пятнадцатилетних подростков — настолько оказалась обескровлена крестьянская Франция, которая уже не могла давать новых солдат. В России вплоть до ХХ века таких ужасов не было. Да и в революционную эпоху большевики не додумались до того, чтобы согнать с земли всех крестьян. А Сталин не брал в армию подростков даже тогда, когда немцы стояли под Москвой.

Поэтому вряд ли есть основания переживать по поводу того, что мы не пошли по пути Европы. Это такой кровавый путь, который нам и не снился.

За свое нынешнее процветание Европа заплатила столетиями беспрерывных ужасов. У нас же капиталистический уклад уклад, а не капитализм как таковой!

Пережив бурное развитие, он попытался перерасти в капитализм, но российская буржуазия не удержала политическую власть, захваченную в году. И это при том, что сама буржуазия была очень активной и деловую хватку имела медвежью. Российский буржуа выигрывал экономически, но проиграл на ниве политики. Экономически сметливая буржуазия оказалась политически недалекой, что наглядно демонстрирует февральский переворот — акт потрясающего идиотизма об этической стороне вообще умолчим.

Ясно ведь было, что это приведет к грандиозной радикализации населения и, как следствие, стремительному смещению далеко влево — к революционным социалистам.

Крупные отечественные капиталисты изначально не были предпринимателями, они выходили из среды управленцев. Перед тем, как стать бизнесменами, они служили чиновниками — директорами акционерных предприятий и т. А знаменитые московские купцы-староверы, такие, как Рябушинский или Мамонтов, начинали свою буржуазную карьеру в качестве распорядителей при старообрядческих общинах.

Понятно, что говорить о полноценной предпринимательской ментальности здесь не приходится. Так, заместитель председателя ЦК кадетской партии кн.

Уже после Февральского переворота либеральные политики из временного комитета Государственной Думы создали т. Союз эволюционного социализма его возглавил известный философ Н. Торгово-промышленный союз активно использовал в своей пропаганде образ революционного пролетария! Можно также привести в пример Д. Шаховского, одного из лидеров кадетов. Да что там говорить, если с апреля-мая года роль главных защитников капитализма взяли на себя умеренно-социалистические партии — эсеры и меньшевики, считавшие, что российский капитализм еще не исчерпал всех своих возможностей и социалистическая революция является отдаленной перспективой.

При этом классические либеральные группировки кадеты, октябристы стремительно теряли свою популярность и уже не могли претендовать на роль авангарда буржуазной революции. Да какой уж там авангард, когда сам российский капитализм плелся в хвосте у иностранного! Утверждать обратное — значит игнорировать многочисленные факты господства зарубежных капиталистов в ведущих отраслях отечественной промышленности. Вообще, стоит говорить о наличии внутри российской экономики двух мало связанных между собой укладов, один их которых был национальным и самобытным, другой — жестко ориентированным на западные рынки.

Первушин установил, что периоды спада и подъема дореволюционной русской промышленности не совпадали с колебаниями ее общего производства. И в то же время они полностью соответствовали изменению курса ценных бумаг на Парижской бирже. Таким образом, капиталистический сектор представлял собой вненациональный, прозападный экономический уклад — в отличие от аналогичного уклада времен вызревания буржуазных отношений на Западе.

Тот хотя бы черпал свои основные ресурсы из местной деревни, что и сообщало ему некую органическую крепость пусть она и носила паразитический характер. Наш капитализм, пожалуй, не был и подлинным паразитом. Скорее он — шмат грязи, быстро снятый металлической щеткой большевизма. Экспансией иностранного капитала были недовольны самые разные общественные слои.

Но, пожалуй, самую убийственную их критику дали русские монархисты-консерваторы. Щербатов, один из основателей Союза русских людей. Конечно, далеко не все русские националисты смотрели на перспективы развития российской промышленности столь пессимистично, но все, так или иначе, разделяли тревогу Щербатова. При этом они приводили конкретные данные, отслеживая ситуацию по регионам. Из 18—20 доменных заводов русскими можно назвать только Сулиновский завод и два завода Брянского общества.

Причем заводы не только строились иностранцами, иногда их просто покупали. Компании через свою агентуру уверяли россиян в больших неудачах, якобы постигших нефтеразработку в районе Майкопа.

Это делалось с целью последующей скупки сырья по дешевой цене. Есипов писал о настоящем вторжение немецкого капитала в Лодзинский район, практически полностью перешедший под его экономический контроль. Сверх того, свою долю урвали бельгийцы и англичане, скупившие инфраструктуру города.

Какой-либо пользы от иностранных капиталистов правые не видели. Гурко считал, что они только эксплуатируют Россию, не внося в ее экономику какого-либо значимого вклада.

Он полемизировал с теми, кто указывал на роль иностранного капитала в хозяйственном подъеме Англии и САСШ. Согласно ему, в случае с этими странами можно говорить о прибытии не столько самих капиталов, сколько их обладателей, окончательно там обосновавшихся.

С их помощью иностранные дельцы извлекают из страны барыши, которые невозможно получить в данный момент на родине. Как только условия уравниваются, прибыль возвращается обратно. При этом даже крушение предприятия не всегда позволяет вернуть эту прибыль стране пребывания. Не была обойдена и тема спекуляции. Они рассчитывают на получение высокооплачиваемых казенных заказов и вообще на высокие цены выпускаемой ими продукции. Данные предприятия плохо выдерживают сравнительно небольшие колебания цен и вместо удешевления товаров ходатайствуют о выдаче вывозных премий для искусственного повышения цен.

Много писал об иностранном засилье Л. Тихомирова — бывший народник, ставший одним из ведущих теоретиков монархизма. По его утверждению, в случае привлечения зарубежного капитала, на долю России приходится только заработная плата, в некоторых случаях — рента.

Срок нахождения предприятий в собственности у иностранцев никогда не истекает, в крайнем случае, они идут на продажу. Все то, что они получают, тратится на расширение собственной, иностранной эксплуатации. При этом издержки иностранного производства минимальны, ибо кадры их, по большей части свои, иностранные.

Небольшая компенсация, получаемая Россией в виде доходов казны, минимизируется и практически сводится на нет потерей в таможенных доходах. Происходит определенное облегчение доступа к займам, но занятые деньги тратятся на покупку тех же товаров иностранного происхождения. А иностранные дельцы тем временем получают в дополнение ко всему еще и свой промышленный процент. Но мало того, интенсивное привлечение чужеземного капитала происходит в условиях протекционизма, вроде бы призванного охранять интересы российской промышленности, а на деле поддерживающего иностранцев, осевших в России.

Идеологи Союза Михаила Архангела обращали внимание на несуразность экономической политики правительства. Она проявлялась в том, что зарубежные нефтяные короли очень успешно пользуются специальным вывозным тарифом, позволяющим им постоянно взвинчивать цены. Иностранный капитал представлялся русским националистам начала ХХ века в качестве грандиозной паразитической, спекулятивной силы, эксплуатирующей Россию. Особое звучание имела тема наплыва в Россию иностранных товаров.

Данной проблемой специально занимался А. Череп-Спиридович, идеолог крайнего, консервативно-монархического панславизма. В одном из своих докладов Московскому славянскому обществу год он подробно и красочно описал процесс захвата российского рынка иностранными изделиями. Доходило до очевидного абсурда.

Как и сейчас русских националистов весьма беспокоила преимущественно сырьевая ориентация отечественного экспорта. Меньшиков обратил внимание на следующее: Страны, отпускающие сырье, торгуют, в сущности, собственной кровью, они не только истощают… исчерпаемые запасы своей природы — почву, леса, недра гор, но как бы ставят крест над собственной народной энергией.

Последняя обрекается на самые тяжкие, наименее производительные, рабские формы труда. Всё та же я. Про девушку, которая была бабушкой. Дольче вита с риском для жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Социализм с русским лицом ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Перейти на страницу книги. Это не два зверя собиралися Не два лютые собиралися: Перейти на страницу книги "Социализм с русским лицом". Письма к Президенту Путину Автор: Суровая диалектика формационно-цивилизационной смены и Как будто исторический опыт не показал всю провальность социал-демократии на русской почве. Вряд ли возможна реставрация в том или ином виде советского социализма.

Хотя у него по-прежнему очень много сторонников. Недавно социологическая служба РОМИР провела опрос, в ходе которого пыталась выявить отношение россиян к проблемам общественного устройства.

В основном это люди старше 40 лет, проживающие в сельской местности и мелких городах. Очевидно, ностальгия по старым временам все еще очень сильна. Это, к слову сказать, характерно и для стран бывшего социалистического лагеря. Возьмем, для примера, Польшу. Столько же респондентов были убеждены, что при коммунистах в общественной жизни присутствовало гораздо меньше вранья, чем в новую эпоху.

Что ж, и у нас многие сегодня симпатизируют Брежневу…. Разумеется, на одной ностальгии далеко не уедешь — тем более, что она имеет обыкновение проходить. Но отношение к социализму в современной России вовсе нельзя сводить к одним лишь воспоминаниям об СССР. В этом плане крайне любопытными выглядят данные опроса, проведенного Центром социального прогнозирования. То есть, как видно из данных опроса, большинство россиян — за социализм, но за социализм обновленный.

И где его искать? Опять смотреть на передовой Запад? Причем сделать это не по доктринерски, упершись в труды левых теоретиков, но творчески — присмотревшись к истории русской государственности. Тогда выяснится, что социализм у нас был задолго до Ленина и Сталина — с первых русских царей.

Его отличал четко выраженный патернализм, стремление защищать интересы общества и всех социальных слоев непререкаемой силой государства. И элементы этого патернализма у нас сохраняются еще и до сих пор — не столько в политике властей которая довольно либеральна , сколько в общественном сознании.

Макаренко, директор Центра политических технологий отмечает по этому поводу следующее: Итак, разговор зашел о русском патерналистском социализме. К нашему прозападному либерализму это не имеет никакого отношения. Вообще, надо сказать, что тут в наличии очень древний и важный символизм. Это не два зверя собиралися Не два лютые собиралися: Так, славяне относили мужское начало к правому, тогда как женское — к левому — кое-где и до сих пор во время свадеб и погребений женщины стоят слева от мужчин.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress