Преподобный Сергий Радонежский Борис Зайцев

У нас вы можете скачать книгу Преподобный Сергий Радонежский Борис Зайцев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но главные книги Бориса Зайцева все-таки написаны за рубежом: Италию Зайцев знал и любил, пожалуй, как никто из русских, после Гоголя. Дружил в эмиграции с Буниным, о котором оставил немало интересных страниц.

В течение многих лет я О. Началось с вопросов чисто литературных, а дальше заочное знакомство наше незаметно переросло, смею сказать, в дружбу, несмотря на разницу во всем, начиная с возраста. Русское начало его дарования, чистота лирического голоса, глубокая религиозность — все это я почувствовал в прозе Зайцева и полюбил ее. Борис Константинович, человек исключительно молодой души. Но оттого, что мир Зайцева канул в Лету, не значит, без сомнения, будто в мире этом не было ничего ценного и важного для нас.

Очень многое, преодолев барьеры времени, уже вошло и продолжает входить в нашу жизнь. Взять хотя бы обращение Зайцева к молодым русским, прежде всего к русскому молодому литератору, написанное в году. Сколько в нем высказано поучительного без назидательности и для сегодняшнего, и для любого поколения, входящего в жизнь. Пусть думает и говорит он своими думами, собственным языком, не заучивая прописей, добиваясь освободиться от них.

Это не гордыня сверхчеловека. Это только свобода, отсутствие рабства. Достоинство человека есть вольное следование пути Божию — пути любви, человечности, сострадания.

Нет, что бы там ни было, человек человеку брат, а не волк. Как человек Борис Константинович был существом, можно сказать, евангелическим: Это сочеталось со скромностью и неприхотливостью. Когда дочь, Наталья Соллогуб, пригласила отца жить вместе зять Зайцева занимал солидную должность в банке , Борис Константинович сообщал мне: Варфоломей привел его к родителям. Уже в доме мудрый странник заставил мальчика читать псалмы. Родители удивились легкости, с которой сыну удалось прочесть тексты.

Позже Варфоломей решается на серьезный шаг. В 23 года Варфоломей принимает постриг и нарекается Сергием. Оставшись в лесу наедине с молитвой, Сергий проверял на прочность свою веру, опасаясь испугаться отшельничества, как его брат Стефан. Даже здесь нашел он друга. Угощая медведя хлебом, постепенно Сергий приручил лесного зверя. Слухи об аскете разнеслись по округе. К закаленному монаху вскоре присоединились последователи. Сергий удивил их своей телесной мощью и здоровьем.

Но он к татарщине не пребыл равнодушен. Отшельник, он спокойно, как все делал в жизни, поднял крест свой за Россию и благословил Димитрия Донского на ту битву, Куликовскую, которая для нас навсегда примет символический, таинственный оттенок. В поединке Руси с Ханом имя Сергия навсегда связано с делом созидания России. Да, Сергий был не только созерцатель, но и делатель.

Правое дело, вот как понимали его пять столетий. Все, кто бывали в Лавре, поклоняясь мощам преподобного, всегда ощущали образ величайшего благообразия, простоты, правды, святости, покоящейся здесь.

Жизнь "бесталанна" без героя. Героический дух средневековья, породивший столько святости, дал здесь блистательное свое проявление. Автору казалось, что сейчас особенно уместен опыт — очень скромный — вновь, в меру сил, восстановить в памяти знающих и рассказать незнающим дела и жизнь великого святителя и провести читателя чрез ту особенную, горнюю страну, где он живет, откуда светит нам немеркнущей звездой. Детство Сергия, в доме родительском, для нас в тумане.

Все же общий некий дух можно уловить из сообщений Епифания, ученика Сергия, первого его биографа[1]. По древнему преданию, имение родителей Сергия, бояр Ростовских Кирилла и Марии, находилось в окрестностях Ростова Великого, по дороге в Ярославль.

Родители, "бояре знатные", по-видимому, жили просто, были люди тихие, спокойные, с крепким и серьезным складом жизни. Хотя Кирилл не раз сопровождал в Орду князей Ростовских, как доверенное, близкое лицо, однако сам жил небогато. Ни о какой роскоши, распущенности позднейшего помещика и говорить нельзя.

Скорей напротив, можно думать, что домашний быт ближе к крестьянскому: Значит, он умел и спутать их, и обротать. И подведя к какому-нибудь пню, ухватив за челку, вспрыгнуть, с торжеством рысцою гнать домой. Быть может, он гонял их и в ночное. И, конечно, не был барчуком. Родителей можно представить себе людьми почтенными и справедливыми, религиозными в высокой степени.

Известно, что особенно они были "страннолюбивы". Помогали бедным и охотно принимали странников. Вероятно, в чинной жизни странники — то начало ищущее, мечтательно противящееся обыденности, которое и в судьбе Варфоломея роль сыграло. Есть колебания в годе рождения святого:

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress