Москва в царствование императора Александра II Д. Никифоров

У нас вы можете скачать книгу Москва в царствование императора Александра II Д. Никифоров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по восстановлению первоначального качества издания, на некоторых страницах могут… — Книга по Требованию, формат: Никифоров известен как автор книг о старой, патриархальной Москве.

Прелагаемые вниманию читателя мемуары охватывают период с г. Историческая б-ка России, формат: Никифоров Москва в царствование императора Александра Второго Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания года издательство " " — Нобель Пресс, формат: В — Нобель Пресс, формат: Айвазов N… — Книга по Требованию, формат: Айвазов Воспроизведено в оригинальной авторской… — Книга по Требованию, формат: Корольков Священной памяти императора Александра I благословенного гг.

Богданович, "История царствования Александра I", т. I и II Спб. Несколько слов о политических и общественных формах. Освобождение крестьян в царствование Императора… — Книга по Требованию, формат: Собрание сочинений в пяти томах комплект из 5 книг Книга 1. Собрание сочинений Зотова представляет читателю лучшие произведения из его богатого творческого наследия. Собрание сочинений в 5 томах комплект из 5 книг — Книжный Клуб Книговек, формат: Библиотека отечественной классики Подробнее Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,.

Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Когда завелись в Москве первые спиртовые фонари, то, желая сохранить спирт в лампах для горения, а не для желудков пожарных, к нему примешивали какую-то зловонную жидкость.

Обер-полицмейстер Беринг, желая испытать, могут ли пить эту смесь пожарные служители, велел позвать одного из них и, подавая ему рюмку, спросил: Вообразите себе изумление начальства. Украли одну из пушек, оставленных нам французскими войсками в году, расположенных на постаменте кремлевского арсенала. Когда утром, при смене караула, была обнаружена пропажа, то страх и тревога обуяли всех прикосновенных к надзору лиц.

Граф Закревский немедленно поднял на ноги весь состав наружной и сыскной полиции, и пушка вскоре была найдена на Грачевке в подвале мелочной лавочки, куда похитители успели ее сбыть.

На ней виднелись ясные следы топора, которым старались ее разбить, чтобы впоследствии расплавить куски. Найденный виновник рассказал и способ похищения. Медная пушка небольшого размера была свалена с пьедестала на салазки и прикрыта рогожами, чего зазевавшийся часовой не заметил. Когда салазки везли в Троицкие ворота, то на вопрос часовых "что везете, воры ответили "свиную тушу", чем и удовлетворились стражи.

Обязанность его была быть грелкой. Являлся он ежедневно, толстый, рыхлый, облитый одеколоном, в вязаных шерстяных шарфах, точно замоскворецкая купчиха. Во время чая и ужина он сидел со всеми гостями, но после ужина должен был ложиться сверх одеяла на постель Крекшиной и спать до того времени, когда она сама ложилась в постель. Тогда Бочичкаров будился и прогонялся, и старуха ложилась под одеяло в нагретую бочичкаровским телом постель. Может быть, и правда в отношении формальностей, но не в отношении логической правды.

Граф в душе был правдивый человек и терпеть не мог ростовщиков. Закон не давал никаких прав администрации и суду действовать против них и тут в крайних случаях граф употреблял данную ему свыше власть - не руководствоваться законом. Лучше ли было бы, если бы купец был разорен и деньги, нажитые его отцом и дедом, перешли в карман авантюристки. Нынешние юристы, конечно, скажут: Пусть гибнет человек за то, что не исполнил их китайских формальностей. Много зла приносит нам китайщина юриспруденции.

Поменьше бы ее - было бы лучше. Кроме пустой болтовни - ничего. В один из приемных дней, когда я был с визитом у супруги генерал-губернатора и кто-то рассказал о какой-то выходке Головина, то Елизавета Ивановна сказала: Когда Наполеон на другой день приехал туда на прогулку, т овсе гурьбой ходили мимо него и не кланялись.

Даже петербургские заправилы не знали, как применить их кабинетные выдумки к жизни, ставившей их часто в тупик перед нелепостью их либеральных теорий. Вообще шатание было всеобщее.

Куда ветер дул, туда и гнулись. Бунт был на коленях, но когда прощаемый вами бунтовщик вставал с колен, то старался запрятать в карман уроненный вами носовой платок. Тотчас за локомотивом ставился вагон для конвойных солдат, для обороны поезда от нечаянного нападения повстанцев. Прилегавшие леса к железнодорожному пути срубались и сжигались на месте, чтобы повстанцы не имели мест для укрывательства и засады.

Ехал он в ландо; спереди и сзади скакали эскортом кирасиры, на удивление глазеющей публики. Прохожие мало обращали на него внимания, и весьма немногие отдавали ему поклоны, хотя он беспрестанно раскланивался направо и налево.

Я был крайне удивлен и спросил моего соседа причину холодности к будущему императору Франции. Мода Парижа - постоянные перемены. Они, как вырвавшиеся на волю кони со стойла конюшни, не имея узды, брыкались направо и налево, нанося себе и обществу вред и в то же время думая, что приносят пользу. Во время продолжительной болезни Барыкова он так привык к ухаживающей за ним Екатерине Васильевне, что когда она, вознагражденная большой суммой за свои труды, нашла себе жениха и объявила о том Барыкову, то он, не желая лишиться ее услуг, объявил ей, что сам женится на ней.

Часто его привозили к нуждающемуся в нем больному, без его воли. Для этого нужно было обратиться с подарком к его кучеру, который распоряжался своим хозяином, уверяя его, что он обещал тут быть. Я даю тебе слово, что сейчас, на этом столе я готов подписать какую угодно конституцию, если бы я был убежден, что это полезно для России.

Но я знаю, что сделай я это сегодня, и завтра Россия распадется на куски. На другой же день я купил с лишком стаканов и около 20 графинов. Конечно, все это оставалось в пользу прислуги. Часто человек, гулявший с вами на бульваре вчера, не существовал на следующее утро. Государь ранен не был, хотя Соловьев стрелял на весьма близком расстоянии и плащ государя был прострелен, в чем видели особое счастие. Когда государь вскоре проезжал через Москву, то бесчисленная толпа явилась на железнодорожную станцию приветствовать государя и поздравить его с счастливым избавлением от грозившей ему опасности.

Государь ехал в том плаще, который был на нем в день катастрофы, и показывал плащ обступившим его дамам московского общества, говоря: Недостаточность мер, принятых петербургской администрацией, была очевидна. Но петербургские либералы думали более о том, что скажет о них заграничная либеральная пресса, чем что скажет о них православная Россия, преданная порядку и любви к отечеству.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress