Личность и общество в анархистском мировоззрении Алексей Боровой

У нас вы можете скачать книгу Личность и общество в анархистском мировоззрении Алексей Боровой в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

А еще позже боевой кличъ посл? Историческая школа объявила войну политической метафизик? И реальному живому челов?

Не интересы стали управлять людьми, а лишь бол? Призраку подчинилась личность и ея свобода стала отвлеченной. Это, конечно, надо понимать не въ смысл? И въ этомъ новомъ челов? Она есть — наибол? И тогда мы начинаемъ разд? Но въ живой д? Онъ признаетъ и физическую и психическую причинности. Но живой синтезъ частей всегда свободенъ и къ нему неприм? Они — моменты въ ней, обусловленные практическими нуждами. Въ научныхъ терминахъ мы можемъ характеризовать ея отдельные эпизоды, но въ ц?

Эту первоначальность жизни, подчиняющую себ? Вотъ — мысли, отв? Чтобы правильно понять его природу, необходимо ясно представлять себ? Синдикализмъ, по самой природ? Не навязывая примыкающимъ къ нему неизм? Онъ не знаетъ т? Будущее въ глазахъ синдикализма — продуктъ творчества, сложнаго, не поддающагося учету, процесса, модифицируемаго разнообразными привходящими факторами, иногда радикально м?

Знать это будущее, какъ знаютъ его правов? Но можно желать изм? Фабрика была своеобразнымъ микрокосмомъ, въ которомъ воля непосредственнаго производителя была подчинена вол? Эра рабочаго автоматизма кончена. Одно лицо своими индивидуальными д? Но личность можетъ выступать и какъ членъ класса, когда она выступаетъ, какъ членъ совокупности, защищая осознанные интересы совокупности. Поэтому, и классъ не есть н? Но такого анархизма вообще нын? Столь-же неправильно было-бы вид?

То, что на язык? Каждый общественный классъ им? И разрывъ между классами т? Эта, по необходимости, б? Мы знаемъ уже, что вс? Какъ у Бергсона наряду съ поверхностнымъ, вн? Синдикалистъ уже не исполнитель только чужихъ мн? И споръ между р? Правда, и обще-философская см?

Въ той творческой лихорадк? Бакунинъ оказывается одновременно близкимъ и Конту и Бергсону. Разумъ расчленяетъ и убиваетъ жизнь. Между ними одной изъ самыхъ значительныхъ является, несомн? И въ конечномъ счет? Такъ, несмотря на вс? Методъ анархизма — методъ естественныхъ наукъ. Въ эту ошибку впадаетъ — по мн? Кропоткинъ не отрицаетъ, что и коммуна знаетъ борьбу. Коммуна боролась за челов? Вся книга Кропоткина является по существу сплошнымъ обвинительнымъ актомъ по адресу государства, государства — злод?

И такая точка зр? Въ своемъ историческомъ изсл? Кропоткинъ говоритъ, что въ XVI в. Они поработили личность, разрушили вс? Кто же они эти варвары? Этой неполнотой историческаго анализа объясняется и н? И, конечно, у государства, играющаго у Кропоткина безсм?

Общество истинно свободныхъ людей не можетъ породить рабства, истинно свободная коммуна не привела бы къ рабовлад? Уже со временъ Прудона и Бакунина въ анархистической литератур? Но это — все. И если не считать, только въ посл? Анархизмъ требуетъ исключительно высокой — этической и технической культуры.

Анархизмъ самъ уже давно высм? Самая общественность есть ничто иное, какъ изв? Сореля, и вышелъ готовымъ, подобно Минерв? На творческой роли наибол? Пуже нечего уже и говорить объ идеологахъ синдикализма въ роде Лагарделля. Наконецъ, и въ синдикализм? И не въ частномъ торжеств? Какъ во всякомъ челов? Съ другой стороны, изв? А такъ какъ челов? Оставляя совершенно въ сторон?

Тогда наступаетъ эпоха кризисовъ Насколько нельзя судить объ индивидуум? Остановимся, наконецъ, на воззр?

Марксъ, Энгельсъ и ихъ посл? Совершенно справедливо указываютъ, наприм? Если Энгельсъ говоритъ про взаимод? Маркса, но и сл? И у Маркса и у Энгельса мы найдемъ множество отд?

Марксъ описываетъ процессъ труда. То, что можетъ быть зд? Даже признавая, что челов? Ростъ личности, съ точки зр? Но совершенно справедливо указываетъ онъ, что, оставаясь именно на почв? Онъ лишь одинъ изъ факторовъ, взаимод? Марксизмъ есть культъ науки. Это должно быть ясно посл? Марксизмъ—силенъ пламенной односторонностью своего в? Онъ — также утопиченъ, какъ презираемые имъ утописты. Марксизмъ напитанъ не безпокойнымъ критическимъ духомъ научности, но спокойнымъ благимъ духомъ фатализма.

Она не можетъ претендовать на объективную ц? Это будетъ прыжкомъ челов? И это начинаютъ признавать даже т? Эта сторона — постоянно бьющееся въ немъ, несмотря на вс? И анархизмъ долженъ ее помнить. Факты, напротивъ, доказываютъ, что въ современной Европ? Въ чемъ же заключается эта политическая борьба противъ государства? Сведенная къ ея истиннымъ разм? Но, не говоря уже о бол? Въ реальной государственной жизни д? Но въ полной, разработанной, категорической форм?

Все, казалось, улыбалось тогда этой вновь народившейся сил? Это оказалось несбыточной мечтой. Съ одной стороны, уже по причинамъ формальнаго свойства, оказалось невозможнымъ сд? То, что было бы мыслимо въ небольшой общин? И кучка выборныхъ, далекихъ подлинной вол? Онъ сталъ ея идейнымъ и практическимъ щитомъ противъ вс? Въ настоящее время общепризнано, что этотъ принципъ былъ принятъ не во вс?

Одинъ храбрый могъ поб? И потому въ среднев? Въ общественной жизни германцевъ первоначально вс? Но если бы даже и вс? Меньшинство было бы безсильно провести въ жизнь то, что отв? Едва-ли нужно говорить, что вс? Право большинства есть право сильнаго. Съ того момента, когда поб? Но она къ нему не относится уже съ прежней ретивостью; нер? Тогда парламентская машина работаетъ полнымъ ходомъ, льются потоки краснор? И вотъ, за эту парламентскую машину, которая столько л?

Основная задача парламента заключается въ томъ, чтобы представлять общенародные интересы, чтобы, внимательно прислушавшись къ голосамъ гражданъ, ознакомляться съ ихъ нуждами и путемъ своевременнаго и ц?

Парламентъ является одной изъ формъ народнаго представительства. Въ немъ народъ какъ бы переноситъ на избранниковъ свою волю, и парламентъ въ ц? Воля парламентскаго большинства или фактически, воля народнаго меньшинства становится волей народнаго большинства, волей вс? Поэтому — заключаетъ Еллинекъ — проблема правильнаго, справедливаго избирательнаго права абсолютно неразр? Даже всеобщее, равное, прямое и тайное избирательное право дастъ намъ одн?

Въ одной изъ своихъ р? Такимъ образомъ, никакое парламентское большинство не можетъ представлять народа, не можетъ выражать его воли. Казалось-бы, воля народа все-же могла получить изв? Представители, законодательствуя, осуществляютъ свою волю, выдавая ее за волю народа.

Эта идея, безспорная и ясная, идея подкр? Являя собой не бол? Въ нашемъ капиталистическомъ обществ? Ей по праву долженъ принадлежать и принадлежитъ современный парламентъ, а вм? Если же представительство им? И, какъ ни далека ваша собственная воля отъ воли этихъ пигмеевъ, внезапно возмнившихъ себя титанами, какъ ни противор? Чрезвычайно любопытно, что въ оц? Такой трезвый, осторожный, научный изсл?

Оба признаютъ, что современные министры могущественн? У насъ въ рукахъ неисчерпаемое богатство данныхъ, собранныхъ на почв? И нужно быть неизл? Она сама есть великое зло. Осуждая парламентаризмъ, анархизмъ осуждаетъ и тотъ механизмъ, который лежитъ въ основ? Задача ея — выявлять и представлять волю опред? Постепенно представительство вырабатывается въ тяжелый самодовл? Это объясняется, конечно, прежде всего потому, что, всл? На иные возможные поб? Борьба классовъ была объявлена борьбой политической и ближайшей ц?

Когда то старый Либкнехтъ протестовалъ противъ оппортунистической политики, на которую, по его уб? Старый же Либкнехтъ обвинилъ ихъ въ анархизм? Но такой или приблизительно такой составъ им?

Критики забываютъ, — писалъ онъ — что страна состоитъ не изъ однихъ рабочихъ и что парламентъ долженъ быть занятъ общими вопросами, прежде ч?

И этимъ же объясняются и усп? Разносторонность современнаго Тартюфа — изумительна. Я червь — говоритъ идеалистъ. Я — червь, пока я нев? Tantum possumus, quantum scimus! Особенно поучительна, въ этомъ смысл? Классъ — безгласное стадо, послушный органъ въ рукахъ штаба.

Въ такую отвратительную погоню за властью выродились попытки кучекъ безотв? Эти теоретики являются только утопистами, которые, желая удовлетворить потребностямъ угнетенныхъ классовъ, выдумываютъ системы, гонятся за наукой — возродительницей. Однако, самъ Гильфердингъ, утверждая за политическимъ представительствомъ рабочаго класса такую важную роль, т?

Ему ясно, что государство давно стало слугой капиталистическаго класса. И высказанныя выше частныя зам? Разъ финансовый капиталъ поставилъ подъ свой контроль важн? Отъ этихъ отраслей производства зависятъ вс?

Анархизмъ лежитъ въ тайникахъ челов? Его задача — ц? Нравственнымъ потому, что онъ, не желая мириться въ какой-бы то ни было м? Является глубокимъ, трагическимъ недоразум? A Прежде всего невозможно игнорировать то неизб? Какъ бы ни было велико ихъ д? Прошлое представляется намъ въ вид? Д Наконецъ, къ нашей познавательной неум? Они — быть-можетъ — результатъ и нев?

Не только темныя массы, но и просв? Она сама куетъ для себя свои законы. Въ этихъ словахъ поэта, въ этой своеобразной ставк? Бомбы сверху, погромы снизу таковъ сталъ анархизмъ! Компромиссъ есть средство б? Но анархизмъ, поскольку это можно вывести изъ отд? Ибо въ нихъ то и заключена наибольшая полнота жизни. Никто не можетъ искренно и глубоко любить полуистину; ее презираютъ даже т?

Одинъ изъ критиковъ анархизма И. Интересъ къ конечной ц? Но мы знаемъ, что она пойдетъ по равнод? Подлинному идейному анархизму въ немъ н? Терроръ былъ освященъ еще Бакунинымъ. Какъ средство самозащиты угнетенныхъ противъ угнетателей, они существовали въ любомъ челов? Онъ — направленъ на самыя основы существующаго строя.

Съ одной стороны, индивидуальный актъ является отв? Мы долго любили, любовь оказалась безплодной, теперь намъ нужно ненавид? Съ другой стороны, индивидуальный актъ можетъ им? Наконецъ, индивидуальный актъ можетъ нести въ себ? Но подобные акты им?

Въ настоящее время даже наибол? Задача-же коллективнаго террора — посл? Душевный порывъ, въ его глазахъ, былъ не только чище, нравственн? Но толстовство представляетъ самый разительный прим? Система нравственнаго абсолютизма видитъ въ ней одн? Мы не говоримъ уже о практически-неизб? Утопизмъ несетъ въ себ? Борецъ долженъ идти на борьбу съ открытыми глазами, зр? Тогда самый идеалъ его выиграетъ въ ясности, средства и д?

Донъ-Кихотъ, грязный плутъ и просто темный челов? И анархисту она принадлежать не можетъ. Какая бы конкретная задача ни ставилась передъ челов?

Въ окружающей насъ реальной исторической обстановк? Уже давно стало общимъ м? Только такое средство можетъ быть употреблено анархизмомъ, которое не противор? Поэтому, анархизмъ, если онъ хочетъ не только им? И эта обусловленность — имманентна общественности. Или еще въ другомъ м? Идеалъ — какъ хорошо сказалъ одинъ писатель — есть всегда путь, то-есть переходъ отъ даннаго къ должному, который включаетъ, сл? Наконецъ, ни одинъ общественный идеалъ, не исключая и анархическаго, не можетъ быть называемъ абсолютнымъ въ томъ смысл?

Да, должно быть оправдано, какъ актъ самозащиты, какъ оборона личнаго достоинства. Оно приводитъ, такимъ образомъ, къ сл? Терроръ можетъ быть д?

Онъ не можетъ стать — постояннымъ методомъ д? Терроръ вовсе не вытекаетъ изъ самой природы анархизма, и, въ этомъ смысл? Правда, этотъ актъ есть единоборство личности не только противъ отд?

Они сообщаютъ акту характеръ подвига, въ молодыхъ, чистыхъ, вс? А Индивидуальный актъ — есть столько же доказательство силы, какъ и слабости. Какое можетъ быть дано лучшее доказательство непоб? Прежде всего, прерогативы власти настолько обольстительны еще въ глазахъ современнаго челов? Наконецъ, терроромъ можно было бы бороться противъ власти въ примитивномъ обществ? Въ современномъ же обществ? Le roi est mort, vive le roi! С Практическая безполезность террористическихъ актовъ подтверждается еще т?

Никто не можетъ оспаривать права не анархиста, но челов? Съ точки же зр? Есть вещи, которыя можно понимать и можно простить. Есть вещи, которыя должно понимать и должно простить. Есть, наконецъ, вещи, которыя нельзя ни понимать, ни прощать. Въ подобныхъ случаяхъ компромиссы — не неум?

Понять и простить его значило бы стать его соучастникомъ. Вы можете понять и оц? Та погоня за причинностью и законом? Въ нихъ всегда ищутъ, если не опред? Анархизмъ не прощаетъ идолопоклонства, но не жаждетъ мстить отд? Помимо этической недопустимости подобнаго чувства у анархиста, оно и практически нец? И мы совершенно согласны съ этимъ утверждениемъ. Но мы не можемъ согласиться съ сл? Не надо бояться вс? Для него не необходимо такъ ложно, такъ предуб? И въ другомъ м?

Въ благородныхъ и сильныхъ людяхъ Конечно, это — отвлеченное р? Анархизмъ, по существу, занятъ бол? Если, какъ я говорилъ выше, моя свобода — въ свобод? И только свободное отъ мертваго догматизма, отъ в? Фактически самый нетерпимый анархистъ не можетъ обойтись безъ компромисса — въ рамкахъ капиталистическаго строя. Это — лежитъ въ самой челов? Особенность анархизма отъ прочихъ идеаловъ челов? Мы должны ясно и точно опред?

И не только опред? Совершить эту работу гораздо необходим? Если мы хотимъ быть практическими, мы должны заняться т?

Въ чемъ разница между организаторомъ и исполнителемъ? Что были они раньше? Богдановъ — выполняютъ очень различные трудовые акты, но вс? Для организатора непосредственный объектъ д? Голла и особенно В. Собственникамъ — консервативному элементу общества — С. Симонъ напоминаетъ, что они меньшинство въ стран?

Остальнымъ — страдающимъ и б? Власть принадлежитъ только просв? Симона въ ея ц? Отсюда его критика права собственности на насл? Съ необычайной силой онъ возстаетъ противъ неравенства — не того, которое вытекаетъ изъ самой сущности челов? Симона продолжали и углубляли идеи учителя. Марксизму оставалось ее лишь углубить. Это взаимоненавистничество — борьба за жизнь — источникъ глубокаго противор? Безпорядокъ проникаетъ и политическую жизнь. Государство и правительство стоятъ исключительно на страж?

Для переворота довольно обратиться къ благороднымъ инстинктамъ челов? И онъ, и Фурье в? Они — обширная и прекрасная часть челов? Конечно, надо препятствовать имъ стать прит? Однако, ни въ Коммунистическомъ Манифест? Глава я и посл? Мы отвлеклись бы слишкомъ въ сторону, если-бъ вздумали посл? Поэтому, мы остановимся только на капитальномъ вывод? Этотъ выводъ, поскольку онъ вытекаетъ изъ ц? Экономическая основа — заключается въ томъ, что вс? Изъ этого также сл? Моральная или идеологическая основа — заключается въ томъ, что вс?

Еще въ г. Несмотря, однако, на вс? Этотъ моментъ съ несравненной яркостью начинаетъ говорить, какъ мы вид? Лагарделль въ любопытномъ этюд? Одна необходимость не могла бы сд? Именно онъ раскрылъ глаза, родилъ надежды, далъ, наконецъ, прочную и ясную ув? И въ наше время н?

Правъ — теоретикъ французскаго синдикализма Эд. Леона Буржуа — изобразить капиталистическое общество, какъ большую семью. Общественные классы становятся все бол? Капитализмъ въ его завершенныхъ формахъ — есть апо? Они предпочитаютъ трусливо ликвидировать д? Картельный магнатъ — пишетъ Гильфердингъ — чувствуетъ себя господиномъ производства Мы знаемъ уже, какихъ одушевленныхъ и непримиримыхъ противниковъ боевому патронату готовятъ, въ свою очередь, новыя синдикальныя формы рабочаго класса.

Въ этихъ союзахъ идея представительства находитъ себ? Классъ — по в? Классъ родится въ реальной жизненной борьб?. Фабрика была своеобразнымъ микрокосмомъ, въ которомъ воля непосредственнаго производителя была подчинена хозяйской вол?

Въ зависимости отъ этихъ коренныхъ изм? Этому закону аристократическаго отбора подлежатъ одинаково и вс? Конечно — продолжаетъ Михельсъ — въ синдикализм? Первый — проникнутъ насквозь т? Второй — въ лучшемъ случа? Подобному вождю не страшны классовыя бури.

Лагарделль хорошо выразилъ эту мысль: Въ научной критической литератур? Интересующая насъ проблема обычно ставится такъ: Государство является продуктомъ сложной культуры, отв? Много разъ уже было зам?

Съ другой стороны, частныя лица не подчинены бол? Только черезъ посредство государства они чувствуютъ общество и свою зависимость отъ него. Въ ихъ общественномъ чувств? Да, именно на этой почв? Думаетъ-ли анархизмъ, отвергнувъ государство, нич? Одни при этомъ в? Нечего и говорить, что ц? Подавляющее большинство коммунистическихъ анархистовъ в? Если бы мы даже согласились съ т? Лавровъ, разсуждая объ этой в? Надо думать, что въ огромномъ большинств?

Когда бы народъ пожелалъ, въ пользу или во вредъ остальнымъ заставить уважать частную собственность, онъ заставилъ бы уважать ее, какъ не могла бы сд? Ниже мы будемъ еще знакомиться съ воззр? Мы не знаемъ также ни одного челов? И это право, какъ мы увидимъ ниже, не отрицается ни однимъ изъ наибол? Очевидно, что ихъ жизнь регулируется изв? Проблема состоитъ не въ томъ — можетъ ли уклониться личность, принадлежащая къ опред? Однако, Годвинъ говоритъ объ общин?

Такъ — право, усердно изгоняемое, т? Правда, Прудонъ требуетъ отм? На такое-же радикальное противор? Какъ бы мы ни называли проектируемый Прудономъ строй, который долженъ утвердиться на м? Однако, компромиссы и поправки идутъ у Прудона еще дал?

III Никто не написалъ бол? Государство — для Бакунина везд? Оно исторически родилось во вс? Государство это власть, это сила, это самопоказъ и нахальство силы.

Оно не вкрадчиво, оно не ищетъ д? Даже когда оно повел? Или въ другомъ м? Оно обречено исчезнуть; его зам? Общая воля — вотъ источникъ вс? Они служатъ не для того, чтобы обезпечить отд? Что касается законовъ, защищающихъ правительство, то стоитъ ли его защищать, когда вс?

Но анархисты — восклицаетъ Кропоткинъ, — должны всюду пропов? Кто хочетъ убить своего ближняго изъ мести или нужды, тотъ не станетъ раздумывать надъ посл? Въ этихъ случаяхъ обществу остается одно — изгнать непокорнаго. И невольно, встаетъ сомн? У Штирнера Тэкеръ беретъ идею неограниченнаго верховенства индивида, у Прудона и Уоррена онъ заимствуетъ методы, помощью которыхъ над?

Государство, — пишетъ онъ, —самый колоссальный преступникъ нашего времени Проблема, стоявшая передъ индивидуалистами, была такова: Онъ избралъ второе, и институтъ частной собственности на средства производства и землю, — другими словами, право на продуктъ труда возродилось въ индивидуалистическомъ анархизм?.

Признавая эгоизмъ единственной движущей силой челов? Въ этой необходимости признавать и уважать свободу другихъ кроется источникъ правовыхъ нормъ, основанныхъ на общей вол?. Тэкеръ не останавливается ни передъ тюрьмой, ни перед пыткой, ни передъ смертной казнью.

Можно ли говорить о неограниченной свобод? Если же анархизмъ не желаетъ мириться съ т? Изъ всего изложеннаго выше очевидно, что анархизмъ — не мечтательный, но д? И искать съ фанатическимъ упорствомъ р? Ни по духу, ни по форм? Анархическое право не будетъ изливаться благод? Оно не будетъ — ни изобр? Какъ всякое право, оно должно быть защищаемо. А конкретныя формы этой защиты напередъ указаны быть не могутъ. Конечно, въ анархическомъ словар? Но формулы эти звучатъ бл?

И, если милитаризмъ — немыслимъ вн? При этомъ охотно забываютъ и неполноту Бакунинскаго опред? Это любовь къ своему и къ своимъ и ненависть ко всему, им? Правда, анархисты склонны утверждать съ вн? Но это еще не значитъ, что онъ д? Закрывать глаза на это свид? И то и другое можетъ им?

Среди разнообразныхъ антагонизмовъ, д? Так, в году в знак протеста по отношению к войне США против Мексики он демонстративно отказался платить налоги, а также выступал за гражданское неповиновение правительству. Его творчество и общественная деятельность оказали заметное влияние на мировоззрение Льва Толстого, Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга. Читателю предлагается оригинальная полная версия перевода А. Гутермана года, а также — фрагмент издания года, в свое время конфискованного царской цензурой.

Войны в заливе не было. В сборник вошли сразу две из самых известных публикаций выдающегося французского философа Жана Бодрийяра: Бодрийяр по максимуму воспользовался этими двумя поводами обратиться к самой широкой публике и постарался превратить предлагаемые вниманию работы в квинтэссенцию основных положений своей философии, наглядно и доступно проиллюстрировав их всем известными примерами.

Война в Заливе прославилась не только участием большого количества стран, но и трансляцией телеканалами на весь мир в режиме реального времени. Сама постановка вопроса о, казалось бы, совершенно очевидном факте, о том, что видели все в прямом эфире, вызвала довольно серьезный скандал, а блестящая аргументация принесла философу мировую известность. Название книги теперь рассматривается многими как поговорка, мем, даже своего рода мантра.

Тему терроризма философ разрабатывал еще задолго до того, как она стала актуальной для всех. Поэтому он первый, кто смог предложить наиболее развернутый и оригинальный анализ проблемы. This book, "Gorod Solntsa," by Tommazo Kampanella, is a replication of a book originally published before It has been restored by human beings, page by page, so that you may enjoy it in a form as close to the original as possible.

More by Алексей Боровой. Личность и общество в анархическом мировоззрении. В этой серии публикуются работы выдающихся отечественных и зарубежных историков. Абсолютно все представленные книги будут полезны и интересны историкам и всем изучающим историю.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress