Калахари. Курсы машинописи для мужчин Александр Маккол Смит

У нас вы можете скачать книгу Калахари. Курсы машинописи для мужчин Александр Маккол Смит в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

С людьми всегда так: Мма Рамотсве улыбнулась, вспомнив подругу юности, в которую влюбился коротышка. Коротышка глядел снизу вверх на свою любимую, которой едва доставал до талии, а та глядела на него сверху вниз. Ей приходилось сгибаться пополам, чтобы преодолеть разделяющую их дистанцию. Конечно, мма Рамотсве было жаль коротышку, ей всегда было неловко отвергать чужие чувства. Он должен был сам осознать несбыточность своих желаний, но это мало кому удается.

Мистер Матекони был очень хорошим человеком, но, в отличие от Гектора Мапондисе, совсем не скучным. Не то чтобы он был неотразим, как Ноте, просто с ним было легко. С мистером Матекони можно было сидеть часами, при этом он не говорил ничего особенного, но то, что он говорил, никогда не было скучным. Разумеется, он много говорил о машинах, как все мужчины, но слушать его было гораздо интереснее.

Мистер Матекони считал, что у каждой машины есть свое лицо и что по виду машины совершенно точно можно сказать, какой у нее хозяин. Сначала это показалось мма Рамотсве странным, но мистер Матекони привел в доказательство несколько убедительных примеров.

Видела ли она когда-нибудь машину мистера Мотобеди Палити? У этого неряхи галстук всегда на боку, а рубашка выбивается из брюк. Неудивительно, что у него в машине полный кавардак: А машинумедсестры из Больницы принцессы Марины, той самой, что опозорила известного политика, засыпав его вопросами о зарплате медсестер, на которые он просто не мог ответить?

Ее машина, как и следовало ожидать, находится в безупречном состоянии и пахнет антисептиками. Он готов был привести и другие примеры, но мма Рамотсве понимающе кивнула. Их свел автомобиль мма Рамотсве, ее белый фургончик. Мма Рамотсве удивило, что он один, в Ботсване это редкость, но она почти не думала о нем, пока он не починил ее машину, предупредив о плачевном состоянии покрышек. Они разговорились, и время от времени она стала наведываться к нему в гараж, чтобы обсудить новости и выпить чаю, который он кипятил на старой плите в углу своей конторы.

Потом настал знаменательный день, когда белый фургончик закашлялся и наотрез отказался заводиться, а мистер Матекони трудился с утра до вечера во дворе у мма Рамотсве на Зебра-драйв, и мотор автомобиля, его сердце, лежал разобранным на сто частей. Мистер Матекони собрал все части вместе, и после, в сумерках, когда они сидели на веранде, попросил ее выйти за него замуж, и она ответила согласием, почти не раздумывая, потому что поняла: Мма Рамотсве не ожидала, что мистер Матекони заболеет, вернее, что он заболеет именно так.

Возможно, ей было бы легче, если бы болезнь поразила его тело, но она поразила душу, и мма Рамотсве показалось, что человек, которого она знала, просто покинул свое тело и куда-то ушел.

Благодаря заботам мма Сильвии Потокване, директрисы сиротского приюта, и лекарствам, которые прописал для мистера Матекони доктор Моффат, человек, которого она знала, вернулся. Исчезли болезненная задумчивость, подавленность и апатия, и мистер Матекони снова начал улыбаться и проявлять интерес к бизнесу, которым долго пренебрегал. Разумеется, во время болезни мистер Матекони не мог управлять авторемонтной мастерской, и эту обязанность взяла на себя помощница мма Рамотсве, мма Макутси.

Не только добилась больших успехов в перевоспитании ленивых учеников, причинявших множество хлопот мистеру Матекони своим безответственным обращением с техникой как известно, один из них даже пытался чинить мотор с помощью молотка , но и привлекла новых клиентов. Теперь все больше женщин заводят собственные машины, и им понравилось чинить их в мастерской, которой управляет женщина.

Возможно, поначалу мма Макутси не слишком разбиралась в моторах, но она быстро научилась осуществлять профилактику и делать несложный ремонт, если модель машины была не слишком современной, то есть напичканной капризными устройствами, которые немецкие производители любят прятать в машинах, чтобы обескураживать механиков во всем мире.

Я вижу это по бухгалтерским книгам. Они в безупречном порядке. Все счета оплачены, все накладные пронумерованы. Даже пол в гараже стал чище. Я не могу платить ей больше. Она не замужем, заботиться о ней некому. Она заслуживает лучшей участи. Разумеется, вопрос о муже не имел к нему никакого отношения. Он как-никак мужчина, и проблемы незамужних женщин его не касаются. Пристраивать своих подруг — это женское дело. Мма Рамотсве, несомненно, может дать ей много ценных советов.

Она известная женщина, у нее масса друзей и поклонников. Пусть она объяснит мма Макутси, как найти себе мужа. Наверняка здесь можно что-то подсказать.

Особенно таким, как мма Макутси, одной из лучших выпускниц Ботсванского колледжа делопроизводства. Нельзя просто так подойти к человеку и сказать, что он ничего не смыслит в таком обыкновенном деле, как поиски мужа. Выйти замуж — это одно, а научиться печатать на машинке — совсем другое. Во время разговора о замужестве у мма Рамотсве мелькнула мысль: Доктор Моффат объяснил ей, что мистера Матекони следует оберегать от стрессов, хотя депрессия осталась позади.

Наверняка он испытает стресс, если она начнет его расспрашивать о дате бракосочетания, поэтому она ничего не спросила и даже согласилась — во избежание стресса — в ближайшем будущем очень деликатно поговорить с мма Макутси о замужестве.

Маневр оказался весьма удачным: При этом все оказались в выигрыше. Те, кто приезжал отремонтировать машину, нередко обнаруживали, что у них есть проблемы, которые легче решить детективу, например неверный муж или исчезнувший родственник.

А те, кто приезжал уладить личные дела, мог в то же время провести техосмотр или проверить тормоза. Мма Рамотсве и мма Макутси поставили свои столы таким образом, чтобы не смотреть весь день друг на друга, но при желании иметь возможность переговариваться. И вот, когда дневная почта, состоявшая из четырех писем, была прочтена и подшита, мма Рамотсве предложила своей помощнице выпить чаю редбуш.

Сердце у мма Макутси замерло. Она боялась потерять работу и вообразила, что за этим вопросом последует предложение подыскать себе другое место. Но другого места не было — во всяком случае, такого, как здесь. Здесь она была помощником детектива и временно управляла гаражом. А если ей придется уйти, она в лучшем случае станет младшим клерком или младшей секретаршей у кого-то на побегушках.

И ей никогда не будут так хорошо платить, особенно если учесть доплату за работу в гараже. Мма Макутси вернулась к своему столу. Но руки у нее дрожали, и ей пришлось поставить ее на место. Почему жизнь так несправедлива? Почему все лучшие места достались красивым девушкам, пусть даже они закончили Ботсванский колледж делопроизводства с грехом пополам, в то время как она, со своими блестящими оценками, с трудом нашла себе работу? На этот вопрос не было четкого ответа. Похоже, несправедливость неотъемлемая часть жизни — во всяком случае, если ты мма Макутси из Бобононга в Северной Ботсване, дочь человека, у которого всегда был тощий скот.

Похоже, несправедливость царит повсюду. Я не хочу работать где-нибудь еще. Мма Макутси ясно дала понять ученикам, что не потерпит никакой расхлябанности, и те мгновенно подтянулись. Сначала мма Рамотсве, не разгадав причины столь чудесного преображения, предположила, что ученики, работая под женским началом, решили показать себя в лучшем виде, но позже убедилась, что причина лежит глубже. Конечно же ученикам хотелось произвести на мма Макутси впечатление, однако ей, похоже, удалось привить им подлинную гордость за свой труд.

И теперь, когда мистер Матекони вернулся в мастерскую, мма Рамотсве и мма Макутси не терпелось посмотреть, окажутся ли эти перемены необратимыми. Но, кажется, они работают гораздо аккуратнее… не так… не так…. Раньше они были с ног до головы в машинном масле, но теперь все изменилось. Они стали гораздо бережнее обращаться с моторами. Похоже, пока меня здесь не было, они кое-чему научились. За этими переменами вскоре последовали новые, которых мистер Матекони даже не мог предвидеть.

По правде говоря, первой их заметила мма Рамотсве, но прежде, чем сообщить о них мистеру Матекони, она поговорила с мма Макутси. Мма Макутси была поражена.

В свое оправдание она сказала, что была слишком занята, иначе это не укрылось бы от ее глаз. Осторожно переговорив с Чарли, старшим из учеников, она подтвердила подозрения мма Рамотсве. А ведь он был просто помешан на девушках. Помните, как он все время к ним приставал? А сейчас он присоединился к одной из этих новых христианских церквей. Его призвал Господь, сказал Чарли.

И очень огорчен, что теперь не может разговаривать с младшим о девушках. Чарли этого не одобряет. Когда эту новость передали мистеру Матекони, тот тяжело вздохнул. Ученики были для него загадкой, и он с нетерпением ждал дня, когда он наконец от них избавится, если этот день когда-нибудь настанет. Жизнь очень усложнилась, и это его угнетало.

Раньше все было просто: Потом здесь появились мма Рамотсве, мма Макутси и двое учеников, не говоря уже о двух сиротах, которых он приютил. С его стороны это был весьма необдуманный поступок, хотя он ни разу ни в чем не раскаялся.

Дети были так счастливы с мма Рамотсве на Зебра-драйв, что жалеть о своем поступке было бы просто бесчеловечно. Все так, но если раньше ты отвечал за одного себя и неожиданно стал отвечать за шестерых, то это может обескуражить любого, даже очень стойкого человека. Пока мистер Матекони полагал, что отвечает за других, эти другие полагали, что отвечают за него.

К примеру, мма Макутси чрезвычайно серьезно относилась к своей работе в автомастерской. Она изменила систему бухгалтерского учета и увеличила приток наличных денег, она провела полную инвентаризацию на складе и составила список всех запасных частей, она привела в порядок счета за бензин, находившиеся в ужасном состоянии. Конечно, все это было хорошо, но успокаиваться было рано. В автомастерской дела шли лучше, но зарплата учеников по-прежнему пробивала огромную брешь в бюджете.

Чтобы процветать, особенно после повышения банковских сборов, им нужно будет расширить или диверсифицировать бизнес — последнее представлялось мма Макутси более привлекательным. Взять на себя руководство автомастерской было нелегко, но она с этим справилась, почему бы не попробовать что-нибудь еще?

Перед мма Макутси открывались головокружительные перспективы. Фабрики, фермы, магазины — стоит только захотеть. Но с чего начать? Придумать нечто новое оказалось значительно сложнее. Эта идея пришла в голову мма Макутси неожиданно, когда она заваривала чай редбуш.

Мма Рамотсве отправилась за покупками, а мистер Матекони уехал смотреть машину старого клиента, с продажей которой он вызвался помочь. Взяв свежезаваренный чай, мма Макутси отправилась в гараж. Ученики сидели на перевернутых бочках из-под масла, наблюдая за тощей бездомной собакой, стоявшей у входа в гараж. Как и у вас. Мы не можем работать непрерывно. Она не собиралась устраивать ученикам очередную выволочку. Ей не терпелось узнать, как они отнесутся к ее идее.

Девушки и снова девушки. По улицам снуют машины. Все мужчины думают о девушках. Мне кажется, это хорошая идея, но мне хотелось бы услышать ваше мнение. Мма Макутси понизила голос, как будто в темных углах гаража кто-то прятался и мог их услышать. Ученики наклонились вперед, чтобы ничего не пропустить.

На наших курсах люди будут учиться после работы. Мы будем брать по сорок пул за урок. Двадцать пул пойдут учителю, а двадцать — мистеру Матекони за использование гаража и машины. Нас ждет большой успех. После работы мне нравится встречаться с друзьями. У меня нет времени учить людей. А от тебя никакого толка. Вот что сделали с твоими мозгами мысли о девушках. Ты должен прислушаться к тому, что она говорит.

Очень важно, как ты назовешь свой бизнес. Название говорит о деле все, что нужно знать. О нас позаботится Господь. Мма Рамотсве купила все что нужно. До того как у нее поселились двое сирот, ходить за покупками было легко, и обычно она пополняла запасы раз в неделю. Теперь же она не успевала это делать. Всего два дня назад она купила большой пакет муки, а сегодня мука уже закончилась. Пирог, испеченный Мотолели, съел целиком ее брат Пусо. Конечно, это хорошо, когда у мальчиков завидный аппетит, и то, что им нравятся пироги и сладости, вполне естественно.

Когда они подрастут, то перейдут на мясо, которое очень полезно для мужчин. Конечно, это была идея мистера Матекони взять опекунство над детьми, и, хотя мма Рамотсве никогда об этом не жалела, ей хотелось бы, чтобы он сначала узнал ее мнение.

Дело не в том, что Мотолели прикована к инвалидному креслу, и теперь у мма Рамотсве на руках оказался ребенок-инвалид, ей казалось, что такие серьезные вещи надо прежде обсудить друг с другом.

Но мистер Матекони никому не в силах отказать — вот в чем проблема. И мма Рамотсве еще сильнее любила его за это. А мма Сильвия Потокване, директриса сиротского приюта, прекрасно это знала и как всегда пристроила своих сирот наилучшим образом.

Наверняка она месяцами планировала этот шаг и ясно понимала, что дети в конце концов окажутся у мма Рамотсве на Зебра-драйв, а не в доме мистера Матекони возле бывшего Клуба вооруженных сил Ботсваны. Конечно, после свадьбы когда она еще будет? Дети уже спрашивали ее об этом, и она сказала, что дату бракосочетания должен назначить мистер Матекони.

Он делает все не спеша. Пусо проявлял нетерпение, и мма Рамотсве догадалась, что мальчику нужен отец. Мистер Матекони со временем им станет, но мальчик, у которого никогда не было родителей, волновался. Когда тебе шесть лет, даже неделя — большой срок, а месяц — бесконечен. Много страдавшей и храбро переносившей невзгоды Мотолели не нужно было ничего объяснять. Она привыкла ждать, любое дело отнимало у нее массу времени. Ей приходилось с трудом протискиваться в инвалидном кресле сквозь дверные проемы, которые всегда оказывались слишком узкими, или ехать по коридорам, в конце которых ее поджидали ужасные ступеньки.

Она редко жаловалась, да и то недолго. Вот почему мма Рамотсве, войдя с пакетами в руках на кухню, удивилась, что Мотолели не приветствует ее, как обычно, а смотрит в пол. Мма Рамотсве посмотрела на нее. Утром Мотолели отправилась в школу в хорошем настроении.

Значит, что-то случилось в школе. Она вспомнила свои школьные годы, перепады своего настроения. То, что тогда казалось ей серьезным и страшным, теперь с высоты прожитых лет выглядело пустяком. Она вспомнила, как директор ее школы в Мочуди пытался найти вора. Кто-то из детей постоянно крал, и директор вызывал всех по очереди в свой кабинет и заставлял клясться на большой Библии, лежавшей у него на столе. Надо было положить руку на Библию и произнести под сверлящим тебя взглядом учителя: Быть может, не сразу, а когда он этого не будет ожидать.

Вот тогда Господь его и поразит. Прешас Рамотсве подняла глаза к небу. Там не было ни облачка. Директор, несомненно, говорил правду.

Людей иногда убивает молнией, конечно, тех, кто это заслужил: Она не сомневалась, что вор, кем бы он ни был, тоже это знает — и дрогнет, прежде чем произнесет роковые слова. Но когда из кабинета вышел последний ученик, а затем появился и сам разъяренный директор, она поняла, что ошиблась и одному из них грозит смертельная опасность.

Конечно, у нее имелись подозрения на этот счет. Все знали, что Илайдже Себекеди доверять нельзя, и хотя никто не застал его на месте преступления, возникал вопрос, откуда он брал деньги на сгущенку, которую выпивал из банки у всех на глазах по дороге домой. Все знали, что его отец, горький пьяница, тратит все деньги на местное пиво и ничего не оставляет семье.

Его дети жили подаянием, носили одежду и обувь, в которой другие дети узнавали свои обноски, годившиеся только на выброс. Поэтому для банок со сгущенкой, которую поглощал Илайджа, годилось только одно объяснение. Ночью, лежа в постели и глядя на квадрат лунного света, медленно скользивший по стене ее спальни, она думала об Илайдже. Скоро наступит сезон дождей, и будут грозы. Илайдже Себекеди придется остерегаться молний.

Она закрыла глаза и снова их открыла. Всего неделю назад она без спросу съела пончик на кухне. Она не устояла перед искушением и, не успев облизать сахарную пудру с пальцев, ощутила раскаяние.

А теперь ее убьет молнией. Она спала плохо и на следующий день за завтраком была молчалива. Мма Рамотсве потеряла мать в раннем детстве, ее воспитывали отец и его многочисленные родственницы, поочередно следившие за домом. Она и сейчас помнит бесконечную череду этих родственниц — бодрых, работящих женщин; они, казалось, только и ждали того, чтобы попасть в Мочуди и переделать в доме все по-своему.

Это были безупречные хозяйки: Эти женщины умели надраить сковородку до блеска, твердо зная, что это не пустяк. По таким вещам растущие в доме дети понимают, как им стать приличными, чистоплотными людьми.

Теперь же, сидя на кухне с отцом и его теткой из Палапье и глядя на ласковые лучи утреннего солнца, лившиеся в открытую дверь, Прешас Рамотсве понимала: Оставалось одно — признаться, что она немедленно и сделала.

Обэд Рамотсве удивленно выслушал ее и повернулся к тетке, а та со смехом сказала:. Тогда, почувствовав огромное облегчение, Прешас разрыдалась и рассказала взрослым о судьбе, ожидавшей Илайджу.

Обэд Рамотсве и тетка переглянулись. Быть может, он когда-нибудь научится не воровать. Этому его обязан научить отец, но тот все время пьет. Критиковать учителя было нелегко, особенно в присутствии ребенка, но слова сами рвались наружу. Мма Рамотсве не вспоминала об этом случае годами и теперь, глядя на Мотолели, она старалась понять причину ее горя.

Школьные годы называют счастливыми, но это не всегда так. Часто школа похожа на тюрьму: Сейчас, возможно, вещи изменились к лучшему, кое в чем — наверняка. К примеру, их ученикам.

Что если бы мистер Матекони прибегнул к телесным наказаниям? Разумеется, ничего серьезного, просто иногда давал бы им пинка под зад, когда они наклоняются, чтобы поменять покрышку.

Она и сама не отказалась бы проделать этот трюк с учеником, который был по-прежнему зациклен на девушках. Хорошо бы дать ему ногой по толстой заднице, когда он меньше всего этого ожидает, и сказать: Но эти несерьезные мысли не помогают решить стоявшую перед ней проблему: Мма Рамотсве убрала со стола покупки и поставила чайник на огонь, чтобы заварить чай редбуш.

Потом опустилась на стул. Ты очень жизнерадостная девочка. А теперь ты чуть не плачешь. Чтобы это заметить, не надо быть детективом. У мма Рамотсве от сочувствия перехватило горло. Мотолели тоскует по матери точно так же, как она, Прешас Рамотсве, тосковала по своей матери, которую никогда не видела, а потом и по отцу, по своему доброму, справедливому отцу Обэду Рамотсве, которым она гордилась.

Мма Рамотсве встала, подошла к Мотолели и обняла ее. И вот что она думает: Вот что она думает. Она почувствовала, как плечо девочки дрогнуло под ее рукой, и ощутила на коже ее теплые слезы. Твоя мать не хочет, чтобы ты страдала, верно? Все равно, что со мной будет. Мма Рамотсве затаила дыхание. Ей не все равно. Вот что она сказала. И все верят тому, что она говорит. Мотолели назвала имя, и мма Рамотсве сразу все поняла.

Немного помолчав, она вытерла слезы со щек Мотолели и сказала:. Неважно, кто она такая. Ты потеряла мать, потому что она была больна. Она была хорошей женщиной, я знаю. Я спрашивала о ней у мма Потокване, и та сказала, что твоя мать была сильной и доброй женщиной. Запомни и гордись своей матерью. Ты поняла, что я сказала? Однако безпроблем не обходится: Курсы машинописи для мужчин Знаменитая во всем мире серия книг о госпоже Рамотстве и ее детективном агентстве - первом в Ботсване. Замечательные люди Прикамья Подробнее Приключения мма… — Издательство Ольги Морозовой, формат: Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,.

Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Курсы машинописи для мужчин.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress