Дорога света. Стихи Александр Гитович

У нас вы можете скачать книгу Дорога света. Стихи Александр Гитович в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Даже Лермонтов, не говоря уже о Баратынском. А Некрасов понял, что нужны новые пути. Гитович начинает развивать свою мысль о том, что талант таланту — рознь. Малый талант всегда хочет чем-то выделиться, чем-то отличиться, то есть быть с самого начала непохожим. Большой — об этом просто не думает. Он не боится подражания по той простой причине, что он вообще ничего не боится. Черты преемственности у гениальных поэтов видны так отчетливо потому, что они этой преемственности не скрывали.

Мицкевич остался великим поэтом, а Баратынский…. Маяковский был очень гордым человеком. Но к Пушкину пришел покаянно. Сделал это всенародно и не потерял при этом чувства собственного достоинства. Не покаявшись на людях, он, видимо, не мог бы уважать себя как поэта. Маяковский протягивал руку Пушкину, что-то преодолевая в себе. Как-то я рассказал Гитовичу: На ее литературной странице была напечатана удивительная фотография: Семь страниц, связанных простой веревкой, заполнены стихами Анны Ахматовой.

Переписаны стихи в трудное для человека время. Чернил достать не удалось, а бумаги не было. Может быть, эти стихи помогли человеку выжить? И не только как поэт. Кто только не пытался соблазнить ее — русские эмигранты, американский дядюшка!..

Не только о поэзии. По-моему, Анна Андреевна относится к ней странно. Второе письмо более позднее. Цветаева, еще не хлебнувшая лиха в эмиграции, звала Ахматову за границу:. Она осталась в родной России, чтобы делить с ней горести, радости, чтобы внести свой вклад в советскую поэзию. Эта позиция Ахматовой сыграла немаловажную роль в зарождении и укреплении дружбы Гитовича с Анной Андреевной.

Ахматова в поселке Комарово. И сам очень любил читать вслух написанное ими. Давние дружеские отношения связывали Гитовича с Михаилом Светловым. Разница в возрасте между ними была небольшой. Тогда ночь, день, утро — все сливалось в одно непрерывное застолье, где главной гостьей была Поэзия.

Сколько знаменитых светловских шуток, которые с быстротой молнии распространялись по стране, рождалось за этим столом в состязаниях двух острословов! Светлов считал, что шутка — лучшее лекарство для Гитовича. А в последние годы Александр Ильич все чаще и все серьезнее хворал. Он не любил болеть, не привык отлеживаться в постели, но, случалось, вынужден был покориться требованиям врачей — лечь в больницу, откуда при первой возможности убегал.

Об этом и пишет Светлов: Как-то я рассказал Гитовичу о своей встрече со Светловым. Михаил Аркадьевич был уже тяжко болен, знал это, но по-прежнему сохранял то чуть ироническое отношение к себе, к своим хворостям, что, как мне кажется, позволяло ему вышучивать и всех, с кем ему приходилось общаться.

Я говорил о том, что обидно видеть: Нужно кому — Светлову или тем, кто мечтает создать ему уют и красивую жизнь? Убежден — вторым больше.

Кто будет возражать против свежей рубашки и хорошего костюма? У Миши так мало времени, что он об этом попросту не думает. Он стал классиком, но остался, как был, бессребреником. Каждый раз, когда мы встречались в Москве, Светлов в свою очередь неизменно спрашивал о Гитовиче. Саня всех нас обманет. Он — почти по Маяковскому: Накопит столько, что у всех у нас глаза от зависти выцветут.

Так можно было бы сказать о некоторых других советских поэтах. Если угодно знать мое мнение: Светлов есть уникальное явление в нашей поэзии, и этой уникальности стоит позавидовать. Светлов никогда не являлся профессиональным поэтом в том смысле и значении, как это сформулировал бы Пушкин.

Даже лучшие стихи Светлова иногда просто поразительны по несовершенству отдельных строк. И тем не менее мы находились, находимся и будем находиться под властью этого, отнюдь не нарочитого несовершенства….

Гитович безгранично любил своих литературных друзей. Он знал их стихи, поддерживал их, когда помощь была необходима, но при этом он никогда не был снисходительным. Наоборот, по закону дружбы он сохранял за собой право сказать о стихах самые резкие слова, если, по его мнению, они того заслуживали. Он был непримирим к своим литературным недругам, часто даже неправ, но стихи их оценивал объективно. Как-то в его присутствии неодобрительно отозвались об одном крупном поэте, который в последние годы чересчур торопился печатать свои стихи.

Говоривший явно рассчитывал на поддержку Гитовича, но тут же публично был высечен. Но беспощадность никогда не была единственной мерой чувств. Взыскательность его к себе была выше всякой меры. Недаром после его смерти в ящике письменного стола была найдена целая книга ненапечатанных стихов.

В этой книге много посвящений к стихам — художникам А. Кара-Дэмуру, фронтовому другу Киму Демину и многим другим. Поэт умел дорожить дружбой, сохранять ей верность, если те, кому он дарил свою привязанность, не изменяли главному — Поэзии и Отечеству. Пожалуй, что так оно и есть. И почти каждый из прозаиков начинал со. И не юродствую стихами. Вместо предисловия Материалы к биографии и творческому портрету поэта Семена Луцкого Семен Луцкий — малоизвестное имя в истории эмигрантской поэзии[1].

В информационно-справочной литературе или комментаторских справках годы его. Со стихами в народ Марина Ладынина и Иван Пырьев жили вместе с года. В году у них родился сын Андрей Андрей Ладынин , в последующем кинорежиссер, поставивший ряд детективов.

По сохранившимся воспоминаниям современников и по признанию самой Марины Алексеевны,. Колдунья с евангельскими стихами в русском болоте Пожалуй, в нашем поколении у Татьяны Ребровой был один из самых ярких взлетов в самом начале её поэтической судьбы. В шестидесятые годы, еще совсем юной поэтессой начинала вместе со смогистами — Ленечкой Губановым,. Когда до того беззащитен и слаб человек, Что рушится все — и мужчины рыдают как дети. Не бойся, такими ты их не увидишь вовек. И если бывает им больно — Ты днем не заметишь.

Ведь это же дети, болельщики матчей футбольных, Любители гонок, поклонники киноактрис. Такие мы все — от салона и до жывопырки. Ты с нами, дружок, мы в обиду тебя не дадим. Бордели и тюрьмы, пивные, и церкви, и цирки — Все создали мы, чтобы ты не остался один.

Ты с нами — так пей, чтоб наутро башка загудела. Париж, как планета, летит по орбите вперед. Когда мы одни — это наше семейное дело. С нами оно и умрет. Я выдумал это за двадцать часов, За тысячу двести минут. Какой из меня соглядатай? Уж если хотите — я атом Той самой Советской державы: Я был и остался солдатом Ее Вдохновенья и Славы. Вы — сыщики — знали об этом, Что, горькое горе изведав, Я был и остался поэтом, Когда истребляли поэтов. В бессмысленной вашей работе, Лишенной малейшего чувства, Кого и куда вы зовете, Внебрачные дети искусства?

Людей моего поколенья, Когда мы детьми еще были, Незримо воспитывал Ленин, И мы этих лет не забыли. Я слушаю песню чужую, — Ни слова я в ней не приемлю, И старые кости сложу я В мою материнскую землю. Он был моей свободою и волей, Моею добровольною тюрьмой, Моим блаженством и моею болью, Сердечной болью, а не головной.

Пытаясь современными словами, Перевести китайский старый стих, Я как бы видел древними глазами Тревогу современников своих. И так я сжился с опытом Что глядя на почтенных стариков, Невольно думалось: И, подвластные вечному чувству, Донесутся из мрака времен — Трепет совести, тщетность искусства И подавленной гордости стон. Разве ты раньше не знала, Что пир наш недолог, что рано приходит похмелье А если тебе и приснились леса и равнины, И путник на белой дороге, весь в облаке пыли, — Забудь, моя милая.

Фары проезжей машины Его — и во сне — лишь на миг для тебя осветили. Завършва географския факултет на Ленинградския държавен университет. По време на Втората световна война работи във в. Умира на 9 август г. Наталья Беляева Ерух Огни горят, ещё не спит село, Речная гладь, звук, вырвалось весло Спокойная река, смирение в груди, Направь меня, Господь, и защити. За светлый миг Тебя благодарю, За дней ушедших — светлую зарю Воспоминаний прошлых моих лет В душе оставят негасимый свет.

Вечер Огни горят, ещё не спит село, Речная гладь, звук, дернулось весло

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress