Большой брат. Приказано умереть Владимир Колычев

У нас вы можете скачать книгу Большой брат. Приказано умереть Владимир Колычев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но уже на подходе к высоте разведчики попали под ураганный минометный огонь. Марат завернул группу обратно. Двое убитых, и шесть человек получили ранения — трое из них попали в разряд тяжелых и немедленно были отправлены в госпиталь. Двое попали в медсанбат, и только один остался в строю с легким касательным ранением в предплечье.

Уже утром на командном пункте группировки лежало донесение капитана Крушилина, где были указаны координаты обнаруженных минометных батарей. Но Суходолу этого показалось мало. В группе Марата было десять бойцов, осталось только трое. Но еще в его подчинении была целая рота — чуть более тридцати душ. А генерал отдал приказ — собрать новую разведгруппу и отправить ее в тыл к закрепившимся на высоте боевикам.

Задача прежняя — выявить расположение и численность сил противника. Он и сам не понимал, что происходит. Можно было предположить, что генерал возвел его в разряд своих личных врагов. Но ведь это полный абсурд. Если он в чем-то провинился, Суходол мог наказать его в уставном порядке.

А отправлять его на смерть — такого наказания в уставе еще не придумано. На исходе того же дня он снова отправился к заклятой высоте. На этот раз Марат не позволил себя обнаружить.

Под покровом ночи пробрался в тыл к противнику, составил, насколько можно было, подробную схему расположения узлов обороны. Но незаметно уйти не удалось. Боевики обнаружили разведчиков, и в воздух тут же взвились осветительные ракеты. К счастью, Марат держал про запас спланированный на пожарный случай маршрут отступления. Он не растерялся и быстро повернул группу назад. Мастерство командира и умение уходить в отрыв спасло разведчиков. Беспорядочный огонь боевиков не смог их остановить.

И к тому времени, когда к делу подключились пулеметы и минометы, вся группа уже бежала по дну неглубокой извилистой балки, которой, кстати сказать, на карте не было. Хорошо, что Марат ее обнаружил, когда подбирался к окопам противника И все же трое бойцов получили ранения.

К счастью, ранения не были серьезными. Он снова вернулся в расположение батальона, снова доложил на командный пункт о результатах разведки. И снова замер в ожидании очередного дурацкого приказа. А приказ не заставил себя долго ждать. Батальону майора Лымарева была поставлена задача провести разведку боем, выбить противника с высоты и закрепиться на ней. Это означало, что разведчиков решено было использовать в качестве штурмового подразделения.

Постановка таких задач предусматривалась боевым уставом, но на практике использовалась в исключительных случаях, когда дела на фронте обстояли из рук вон плохо. Но ведь в распоряжении командующего группировкой есть штурмовые подразделения, которые могли бы взять высоту без участия разведчиков.

Ни один умный командир не станет жертвовать своей разведкой ради сиюминутной выгоды. Можно положить разведбат и захватить высоту, но ведь война на этом не закончится.

А без разведки армия глуха и слепа, мало того — обречена на поражение. Может, именно к этому и стремится генерал Суходол? Если так, то почему? Может быть, потому, что как сухопутчик не любит военно-морской флот?

Ведь разведбат майора Лымарева представлял отдельную десантно-штурмовую бригаду морской пехоты. Его можно и под нож пустить, чтоб не маячил бельмом на глазу. А в распоряжении объединенной группировки есть подразделения сухопутной разведки Операцией руководил командующий группировкой, а не его заместитель генерал Суходол. Может быть, именно поэтому перед штурмом была проведена грамотно спланированная артподготовка.

Высоту долбили долго и упорно. Камня на камне не оставили. И только затем в бой пошла разведка морской пехоты. Большая часть боевиков была уничтожена в результате авианалета и артобстрела. Уцелевшие наемники были ошеломлены и морально подавлены. Пока они выбирались из-под завалов, приходили в себя, батальон майора Лымарева вплотную подступил к их позициям. Бойцы спецназа действовали умело и слаженно. Деморализованные боевики не смогли организовать серьезного сопротивления и были полностью разгромлены в коротком ожесточенном бою.

В этом бою разведбат морской пехоты понес потери — трое убитых, семь раненых. Что ж, для такого боя потери вполне оправданные. Но как можно было оправдать ту штабную дурь, которая накануне толкала разведгруппы на повторную и в принципе не нужную разведку?

Ведь и так было ясно, что высота забита боевиками до отказа. А схему обороны и расположение огневых точек можно было высветить с воздуха, для этого есть авиация. Да и точное количество боевиков, в сущности, не имело значения. Артподготовка все равно бы свела их счет до минимума Но нет, разведчиков упорно толкали в адов котел. Сколько убитых, сколько раненых И есть ли этому оправдание? Мягкий убаюкивающий ход, легкое управление, возбуждающий запах кожи.

Олеся даже не включала музыку, желая насладиться едва уловимым шумом колес Давно она хотела такую машину, и наконец-то она смогла ее себе позволить. В Ялту пришла весна. Все вокруг цветет и пахнет — сады, деревья, люди. Волнующие запахи воспринимаются не столько обонянием, сколько сознанием, затрагивают природные инстинкты. На душе апрельское томление, сердце замирает в предчувствии праздника любви Олеся чувствовала, что окончательно пробудилась от зимней спячки. Душа оживала и, как распустившийся цветок, тянулась к солнцу.

И так хотелось верить, что это весеннее солнце светит для нее Роста ниже среднего, худой, узкие плечи, впалая грудь. Лицо смазливым не назовешь, но глаза большие, женственно-красивые, бархатистые ресницы. Кожа лица нежная, вряд ли она уже познала острие бритвы. Одет обычно — кожаная жилетка поверх белой футболки, темно-синие джинсы, кроссовки. Все с дешевого вещевого рынка.

У Олеси быстрый взгляд, ей хватило одной секунды, чтобы составить представление об этом молодом человеке. Приподнял руку, чтобы остановить джип. И тут же опустил.

Обычно на таких машинах не таксуют. Разумеется, оплата проезда ее нисколько не интересует. Парень взбодрился, расцвел, вполне уверенно забрался в машину. Но не развалился в кресле, как это делают лихие мачо. А именно героем-любовником ему и хотелось казаться. Хотелось, да не получалось. Не было в нем естественной раскованности. Друг у меня там живет Ну, не друг, приятель Серега у нас в Питере в прошлом году гостил, ну, мы познакомились.

Он мне адрес оставил Парень все больше нравился ей. При всех своих недостатках он обладал только ей одной ведомой притягательной силой. Если хочешь, я тебя прямо к месту отвезу.

Просто у меня сегодня хорошее настроение. Да и машина новая. Он недоверчиво покосился на Олесю. Что ж, его нетрудно было понять. Таких, как он, в Украине называют зачахликами заморущими. А она девушка видная, красивая, стильная. И далеко не бедная. Студия красоты, фитнес-клуб, дорогие бутики — это неотъемлемая часть ее среды обитания.

Или я для тебя старая тетка? На вид ему лет восемнадцать, максимум — девятнадцать. Ей же все двадцать восемь. Выглядит она молодой для своих лет, этого не отнять. Комплимент хоть и топорный, но ведь он имел место быть. И ей было приятно его услышать. Кстати, он знает, что ты к нему едешь? Хорошо у вас в Ялте, да скучно одному. Если бы я с кем-то приехал, а так один Зачем тебе какой-то приятель, если есть я, а? Ты так не считаешь? Кирилл был так ошеломлен, что не смог сказать в ответ ничего вразумительного.

Что-то промямлил себе под нос Слишком хороша была для него Олеся, и он это прекрасно понимал. Зато она сама этого понимать не хотела. Нравился ей Кирилл, и все Кирилл постарался взять себя в руки. И чем больше километров оставалось позади, тем увереннее себя он чувствовал.

Его приятель Серега жил недалеко у моря, в небольшом частном доме. Улица утопала в белом цветении садовых деревьев. Пахло весной и молодостью.

В небе кричали чайки. Но мирную идиллию нарушала компания молодых людей. Четыре великовозрастных охламона сидели за вкопанным в землю столом в нескольких метрах от того места, где остановилась машина. Разумеется, ребята не могли ее не заметить. Но если бы они смотрели на джип только с удивлением, так нет, в их взглядах читалась какая-то непонятная угроза.

На столе бутылка дешевого вермута, стаканы. Кирилл вышел из машины гоголем. Во взгляде дешевые понты, нос неубедительно задран кверху, походка бравирующего, но не совсем уверенного в себе человека. Но сам себе он казался крутым перцем. Олеся сопроводила его умиленной улыбкой.

Он был такой смешной, этот Кирилл. И такой по-детски беззащитный. Среди бухающих охламонов находился его приятель Серега. Кирилл помахал ему рукой. Но на его лице не улыбка, а какая-то злобно-презрительная гримаса. Боковое стекло было опущено, поэтому Олеся могла слышать разговор. Она уже поняла, что Кириллу здесь, мягко говоря, не рады.

Узкий и низкий лоб, мощные надбровные дуги, тяжелая нижняя челюсть. Одет кое-как — старая джинсовая куртка, затертые шорты, тапочки на босу ногу. В руке меж пальцев дымящаяся сигарета без фильтра. Вот если б она приехала, был бы класс А ты на хрена приперся. Может, ты тоже мне хочешь дать? Может, она хочет нам дать? Олесю покоробил тон, которым о ней говорили. И гнусный похотливый взгляд косматого грубияна вызывал омерзение И зачем она сюда приехала?

Ведь было у нее предчувствие, что эта поездка добром не закончится Он резко повернулся к Сереге спиной и направился к машине. Надо было только видеть, сколько обиды и горечи было в его глазах. И обижен он был не только на недоношенного Серегу. Он был обижен на весь род человеческий. Никто его не воспринимал всерьез в этом мире. А Кириллу много и не надо, его соплей перешибить можно.

Он скорчился от боли, сложился в поясе. А Серега схватил его за шкирку и под хохот своих дружков дал ему пинка. Олеся не выдержала, схватила сумочку и вышла из машины. Красивая эффектная блондинка в модном брючном костюме, она произвела на толпу определенное впечатление. Нездоровое восхищение и похабные взгляды.

Первым наехал на нее Серега. И попер вперед, как бык на красную тряпку. Руки раскинуты — он собирался сгрести Олесю в охапку. Она подпустила его к себе поближе и неуловимо быстрым движением выбросила вперед ногу Серега с воем схватился за отбитое хозяйство, но тут же выпростал вперед правую руку, чтобы схватить Олесю за горло.

Но его рука оказалась в жестком захвате. Полушаг вперед и в сторону — кисть на изломе. Рывок, подсечка, и Серега с визгом целует землю. Он уже не опасен. Но его дружки вскочили из-за стола. Олеся занималась тхеквондо и дзюдо — пять лет кряду в интенсивном режиме. Она могла бы разбросать толпу этих недоумков. Но не было желания напрягаться.

Да и женские туфли не самая лучшая обувь для единоборств. Недоросли остановились как вкопанные. Один даже поднял руки.

Олеся ничего не сказала. И ее взгляд ничего не выражал. Ни злобы, ни агрессии. Какое-то сверхъестественное спокойствие на фоне космической пустоты. Олеся посмотрела на изумленного Кирилла, движением свободной руки показала ему на машину. Сама села за руль. Никто им не препятствовал, и они покинули столь негостеприимный для них городок. А затем взяла пистолет и нажала на спусковой крючок. Из ствола пыхнуло пламя, которым она зажгла сигарету. А себе внушила, что могу справиться с ними.

Вот я с ними и справилась Но ты не думай, я этот случай просто так не оставлю Высоко вскинул голову, расправил хлипкие плечики. Обтрепанный воробей пытался выглядеть благородным орлом. Олесе было забавно за ним наблюдать. Забавно, но не более того. Ни раздражения, ни презрения. В самом деле круто! Олеся нисколько не сомневалась в том, что Кирилл врет без зазрения совести. Нет у него никаких друзей киллеров. У него вообще нет друзей. Есть только приятели, и то большую часть из них составляют такие вот ухари, как Серега.

Вернее, он сам считает их приятелями, хотя те презирают его и унижают — по праву сильного над слабым Нет у Кирилла друзей, изгой он по жизни. Друзей киллеров у Кирилла не могло быть по определению. Потому что настоящий киллер может быть кому-то другом только в том случае, если этот кто-то его напарник. А для всех остальных людей он должен оставаться обыкновенным человеком.

По известным причинам киллеры вынуждены скрывать свой род деятельности. Да и профессия эта такая, что нет никакой радости в том, чтобы ее афишировать. Может, кто-то думал по-другому, но Олеся рассуждала именно так. Если киллеры бывают бывшими Ну, тоже карате занимался Да и давно это было Если ты не очень занят Разумеется, Кирилл не был занят и с радостью готов был принять ее предложение. Все зависело от нее — захочет ли она с ним возиться.

Киллеры — это очень страшно Ей было семнадцать лет, когда из своего родного Архангельска она отправилась покорять Москву. Поступила в институт легкой промышленности.

Проституткой она себя не считала, но факт оставался фактом — продажной любовью она не брезговала и частенько поправляла свое финансовое положение. На третьем курсе Олеся попала в историю. Два дня он с ней куролесил, а затем продал своему другу.

И не за сто-двести американских рублей в час, а за десять тысяч долларов. Разумеется, Олесю такой зигзаг судьбы нисколько не устраивал. Она же не вещь, чтобы ею торговали. Сначала жестоко изнасиловал ее, затем посадил на цепь в подвале, как какую-то собаку. Раз в неделю приходил насиловать.

Эта жуть длилась четыре месяца, хотя Олесе казалось, что прошла целая вечность. Темный подвал, минимум удобств, плохая кормежка, систематические издевательства господина Зубакова сделали свое дело — она стала бледной как сама смерть, исхудала.

Никто ее не искал, никто не пытался вызволить из рабства. Никому не было до нее никакого дела. Она умирала, и никого это не волновало. Олеся так бы и умерла в подвале, если бы Зубаков сам не снял ее с цепи. Он уже и не пытался заняться с ней сексом. Даже при всей своей извращенности он не страдал некрофилией. А именно труп Олеся собой и представляла. Без права на воскрешение. Зубаков нашел себе другую забаву, а Олесю собирался сбросить в яму и заживо залить бетоном.

Он был бизнесменом, имел охрану и прислугу. Но яму для Олеси отрыл собственноручно. И раствор тоже приготовил сам. Ему нравился сам процесс чудовищного убийства, потому как он был натуральным маньяком Но в яме оказался он сам. Сил у Олеси не было, но их с лихвой заменила лютая ненависть. Она и не помнит, как извернулась и ударила Зубакова ногой в пах.

Он упал в яму, стукнулся головой об камень. А Олеся схватилась за лопату Ее остановили крутые парни в кожаных куртках. Они попытались вытащить бизнесмена из-под бетонной стяжки, но было уже поздно. Над Олесей снова нависла смертельная угроза. Но кто-то из бандитов внял ее объяснениям и смилостивился.

Только милость эта не была бескорыстной. Бандиты понимали, что Олеся доведена до отчаяния, что ей ненавистен весь мир. Мало того, они увидели в ней особый стержень, который позволил ей одолеть Зубакова, убить его. Словом, братки решили использовать ее злость и силу в своих целях. Ее привели в чувство, откормили. Ее готовили на дело — учили стрелять, заметать следы, отрываться от погони. И, в конце концов, ее час пробил. Она подсела в машину к заказанной жертве и застрелила его из пистолета.

Она всего лишь представила, что жертва и господин Зубаков — одно и то же. Поэтому так хладнокровно жала на спусковой крючок За первым делом последовало второе, третье Со временем она полностью осознала греховность своего бытия, но с кровавого пути не свернула: Чтобы выжить, она постоянно совершенствовала свое мастерство. Стрельба, восточные единоборства, мастерство охотника, умение владеть собой и управлять другими, искусство перевоплощения и маскировки Она стала специалистом высочайшего класса.

Ее услугами пользовались многие криминальные лидеры Москвы, даже из Питера приходили заказы. Но достаточно большие деньги и уважение серьезных людей нисколько ее не радовало. Она уже была близка к тому, чтобы наплевать на все и выйти из игры.

Пусть за ней охотятся ее работодатели, пусть весь мир ополчится на нее, пусть ее убьют в конце концов — уже все равно. Но случилось то, что должно было рано или поздно случиться. Менты накрыли и разгромили бандитскую группировку, в киллерской бригаде которой числилась Олеся. Кто-то из братков был убит в перестрелке, кого-то запихнули на нары, кто-то ударился в бега. Олеся оказалась в числе последних. У нее не было никакого желания умирать за бандитскую идею, поэтому она сделала ноги.

Далеко за границу уезжать не хотелось, поэтому она отправилась в Крым, который полюбила еще в школьные годы, когда приезжала сюда с родителями на лето. Здесь она и потерялась. Да, в сущности, ее никто и не искал. Карательная махина российского правосудия оказалась не в состоянии перемолоть всю банду целиком.

Кто попал под молох, того и стерли в порошок. Кто смог унести ноги, тому повезло. Может быть, повезло и не всем. Но то, что на Олесю не подавали в федеральный розыск, это она знала точно. Только в Россию она возвращаться не собиралась, тем более в Москву. Уж лучше оставаться на Украине — здесь-то она никаких преступлений не совершила.

Да и хорошо ей было в Крыму — тепло и яблоки. Одно время она даже чувствовала себя счастливой, ведь ей не нужно никого убивать. Но тяжелые переживания очень быстро раздавили ощущение счастья. В будущем ей не нужно никого убивать, но сколько жизней она отняла в прошлом. И этот грех навсегда останется с ней Жизнь не радовала ее. Как будто что-то умерло в ней — не хотелось ни любви, ни секса.

Но и в глубокую депрессию впасть Олеся себе не позволила. У нее были деньги, и она пустила их в дело. Купила старый домик в курортной части города, наняла людей, которые снесли его и построили новый. Дом она продала, получила прибыль. В конце концов один симпатичный домик на берегу моря она оставила себе.

Машину вот новую купила. На улице весна — на деревьях распускаются почки. И у нее на душе весна. И уже хочется любви и секса, по-настоящему хочется Она привезла Кирилла к себе. Четырехкомнатный полутораэтажный дом с черепичной крышей стоил недешево, но он не шел ни в какое сравнение с местом, где был возведен. Море в двух шагах. Выходи из дома, пересекай небольшой дворик, спускайся по железной лестнице на пляж и купайся.

Во дворе сад, небольшой открытый бассейн и каменная беседка с великолепным видом на море. Ласковое солнышко, приятный ветерок и полное ощущение свободы. Олеся загнала машину в гараж, откуда вместе с Кириллом прошла прямо в дом.

Просторный холл, огромная кухня, ванная комната с большим джакузи. Стиль хай-тэк, живи и наслаждайся. Только вот мужика в доме не было. И сейчас его нет. Разве ж Кирилл мужик? Гораздо больше он напоминал женщину, чем мужчину. В том-то и была его прелесть. Примешь ванну, а потом будем пить вино. Но если тебя эта перспектива не устраивает, я могу отвезти тебя в гостиницу И он с готовностью полез в джакузи. Олеся как бы невзначай зашла в ванную.

И поняла, что и Кирилл устраивал ее во всем. Притягательная сила и очарование — это здорово, но и размер имел значение Сколько она себя помнила, ей всегда нравились юноши, а с дяденьками-старперами она спала исключительно за деньги.

Но тогда она предпочитала сильных и атлетически сложенных парней. Но после господина Зубакина она возненавидела мужчин как класс. К тому же она сама возмужала.

В прямом смысле этого слова. Киллер — не женская профессия, и, чтобы соответствовать своему уровню, ей приходилось быть сильной телом и черствой душой. Суровый образ жизни, усиленные занятия спортом, тяжелые переживания после каждого исполненного заказа — все это усиливало выработку мужских гормонов.

У нее не выросли усы, не усохла грудь, но к мужчинам тянуть перестало. Когда она была проституткой, ради прихоти клиентов ей приходилось устраивать сеансы лесбийской любви. Ничего страшного в этом она не находила, но и радости особой не испытывала. А еще заработала комплекс на подсознательном уровне. Секс с женщиной ассоциировался у нее с рабской зависимостью. А она не хотела быть рабыней Мужчины ее не вдохновляли, от женщин ее отталкивали комплексы.

А природа требовала своего. Ей нужен был секс, и она его получала. Кирилл был хрупким и нежным, как женщина, таким же беззащитным. Может, это извращение с ее стороны, но именно к таким парням она тяготела. Как сильная женщина она стремилась доминировать над слабым мужчиной. Как женщине с мужественным характером ей требовался женоподобный мужчина. И она такого нашла. При всех своих недостатках Кирилл был именно тем человеком, который был ей нужен.

И она готова была употребить его без всякой водки Олеся нервно мерила шагами кухню. Кирилл в ванной, она здесь. Он купается, ей же надо что-нибудь сообразить на стол. Холодильник у нее полный, но невозможно сосредоточиться на еде. Весна, распускается душа и все остальное В конце концов она нашла выход.

Позвонила в ресторан и сделала заказ на дом. Курьер появится не ранее чем через час. Ей этого времени должно хватить. Она прошла в свою комнату, разделась догола, набросила на себя один банный халат, второй прихватила для Кирилла. И отправилась к нему в ванную. Он балдел в джакузи под бульканье воздушных пузырьков и под мерное движение руки. Он был в полной боевой готовности, когда появилась Олеся.

Она истомленно улыбнулась ему, грациозным движением скинула с себя халат и полезла к нему в джакузи. Кирилл ошалел от восторга. Для него это было самое волнующее приключение в жизни.

А что, если это любовь? Олеся нисколько не стеснялась своей наготы. Без всякого стеснения забралась к Кириллу, прильнула к нему Она не шлюха, нет. Она просто ведет себя так, как должен вести себя мужчина-завоеватель по отношению к женщине, которая сама этого хочет. Может, она и не должна так поступать. Но она так поступает и нисколько не сожалеет об этом Кирилл оправдал возложенные на него надежды.

Да, он воспринимался ею как беззащитная женщина, но его мужское начало должно было обладать твердым характером. И оно не подвело. Очарование женского естества и сила мужского натиска Все, чего она хотела, то и получила. И теперь чувствовала себя самой счастливой мужчино-женщиной на свете После ванной они ужинали и пили вино, затем — постель.

Все было просто замечательно. Утром Олеся отвезла Кирилла в гостиницу, но только затем, чтобы он забрал свои вещи. Она хотела, чтобы он остался у нее надолго. Это была самая балдежная неделя в ее жизни. Они загорали на морском берегу, купались в теплой воде бассейна, отрывались на всю катушку в ее постели. Она устроила ему шоппинг по магазинам, одела его с ног до головы.

Подарила ему золотую цепь и перстень-печатку. Кирилл хотел казаться крутым, но при этом безропотно исполнял обязанности по дому. По утрам приносил ей кофе в постель, убирался в комнатах, готовил обеды. И она воспринимала это как должное. У каждого в этой жизни свое место Две недели отпуска пролетели быстро. Но Олеся не хотела отпускать от себя Кирилла. Да и он сам был только рад остаться с ней.

Они договорились, что он отправится в свой Питер, объяснится с родителями, возьмет на работе расчет и вернется обратно в Ялту. На носу лето, чудесная пора. Пусть отдыхает до осени, а там и работа будет. Парень он сообразительный, по компьютерам большой дока, знает два языка. А у Олеси свой бизнес, и она с удовольствием возьмет его к себе на работу. Это будет их семейное дело Она уже точно знала, что влюблена и будет счастлива, если выйдет за Кирилла замуж В ночь перед отъездом они отправились в элитный ресторан.

Кирилл выглядел неплохо — костюм за пятьсот долларов, туфли за триста. И вел себя достаточно уверенно — как будто у него в самом деле друзья-киллеры. Но мужчины в ресторане смотрели на него удивленно, а на Олесю — непонимающе. И женщины тоже не могли понять, чего она в нем такого нашла.

При всем своем старании Кирилл не в состоянии был произвести на публику выгодного о себе впечатления. Люди не видели в нем состоятельного мужчину, они видели в нем альфонса, который по причине своей неказистой внешности никак не мог привлечь такую красавицу, как Олеся.

Но ей-то было все равно, что думают о ней и о нем окружающие. Главное, что думает о нем она сама. А она думала о нем с любовью Из ресторана они отправились к ней домой.

А утром были вокзал и расставание. Но Олеся не унывала. Самое больше через неделю Кирилл вернется. А она пока поживет в одиночестве, а это не смертельно. С вокзала она вернулась к себе, настроилась на пляжный лад — немного полежала на солнышке возле бассейна, искупалась. И вряд ли из разряда приятных В холле на белом кожаном диване сидел мужчина.

Типичный представитель сильного пола. Высокий лоб, глубоко посаженные глаза — черные, как антрацит. Костистый длинный нос с раздвоенным кончиком. Волосы темные, жесткие, на щеках легкая небритость. Это был Олег Фадеев, он же Фадей, в прошлом напарник Олеси. Четыре года она его не видела. Век бы его не видеть Олеся насторожилась, но виду не подала. Но она была в одном пляжном халате, под которым не было ничего — ни лифчика, ни разгрузки с полной кобурой.

А Фадей вооружен, в этом можно не сомневаться. И неизвестно, что у него на уме. Олеся не хотела показать свой страх. Фадей еще тот волчара, на флюиды страха он реагирует как зверь в поисках добычи.

Испуганный человек разом превращается для него в жертву, такая уж у него натура. Появился нежданно-негаданно, без спросу проник в дом, по-хозяйски развалился на диване — как будто и не было ничего в этом особенного.

Может, у нее каждый день появляется кто-нибудь из старых компаньонов Просто у тебя дверь с улицы была открыта Хорошо живешь, не боишься никого Она распахнула створки бара. Одной рукой достала бутылку виски, а другой — вырвала из потайного места пистолет. Все произошло так быстро, что он даже дернуться не успел. Он даже шевельнул руками, чтобы наградить шутовскими аплодисментами, но вовремя вспомнил, что Олеся может рефлекторно среагировать на неосторожное движение.

А стреляет она метко, уж он-то хорошо это знал. Правда, на своей собственной шкуре еще не почувствовал. Но у него все еще впереди. Он боялся ее, но старался держать свой страх в узде. Он же мужик, а не баба, ему нельзя раскисать. А в Ялту я не случайно попал, это да. Помнишь, ты рассказывала, как ты с предками своими любила здесь отдыхать.

Но я-то не знал, что ты здесь, а оно вон как обернулось У меня с тобой никаких дел, ты меня понял? У меня у самого никаких дел.

Вот, приехал, чисто оттянуться. Ну, тебя вот встретил. Все ж таки мы с тобой не чужие люди Мы с тобой прошлым связаны Я, между прочим, два с половиной года в зоне отмотал. Ты-то вот ноги сделала, а нас с пацанами повязали.

Ты бы еще вчера сгинула Да нет, жив, как видишь, остался К тебе вот приехал. Посмотреть на твое житье-бытье. Дом конкретный у моря, джип новье А мои бабки сгорели, ничего не осталось Нет, деньги заработаны нечестным путем. Но это ее деньги, и никому не позволено их считать. И то, что ты от ментов ушла, так это нюх у тебя особый Просто вломился в дом Все у тебя просто. Нажать бы на спуск. Просто взять и нажать.

Она легко поймала пистолет на лету левой рукой. Фадей достал еще один пистолет — из кобуры, закрепленной на голени правой ноги. Но это было еще не все.

Под второй брючиной в специальном чехле нашелся метательный нож. А Фадей умел пользоваться этой штукой. А волонтером задарма ты служить не будешь Выходит, ты с чеченцами против русских воевал? Ты же знаешь, я снайпер неплохой. А там за каждую голову платят. За офицера триста баксов, за солдата — сотню. Только баксы через раз фальшивые. А права там особо не покачаешь. Арабы, они ж хитрые.

Типа, им самим такие баксы завезли. А чеченцы-то, по-любому, нормальные бабки получают. Их арабы в задницу целуют. А славяне для них пушечное мясо Оно всегда с нами И прошлое, и настоящее Я в Чечне человека одного встретил.

Я его еще с полковника знаю. Он в Германии служил, так Мефодий через него дела делал. Тачки там в Москву перегоняли, запчасти А потом он сам в Москву перебрался.

Он фирму организовал, на брата оформил. Ну, а Мефодий эту фирму под свою крышу взял, ну, чисто, на льготных условиях. Так, по мелочи пересекались Короче, там какая тема была. Мы высоту держали, а тут спецназ. В общем, повязали меня. Нет, в штаб приволокли, а там наш генерал. Ну, думаю, все, счас он меня узнает и даст отмашку, чтобы в расход меня. Ну, допросил для приличия. Потом в зиндан ко мне пришел. Ему сейчас люди нужны, на которых можно положиться.

В общем, ему моя преданность нужна, ну, не безвозмездно, само собой. Эдуард Извеков командовал второй ротой. В девяносто шестом году был представлен к ордену.

В штабах, как всегда, бардак. На улице было темно, холодно и сыро, а в штабной палатке светло и тепло. Печка не чадит, не дымит. Старшина батальона Дергунов знает свое дело — для комбата у него всегда припасены сухие ольховые и осиновые дрова. Майор Лымарев смотрел на ротных хмуро, исподлобья. Верный признак того, что подчиненным предстоит выход в поле. К тому же он только что вернулся из штаба объединенной группировки, а туда просто так не вызывают.

Сначала он ткнул пальцем в карту — обозначил высоту на ближних подступах к Грозному. По предварительным данным разведки, не более трех-четырех групп. Задача — найти и уничтожить огневые средства противника…. Действовать предстояло в составе двух разведгрупп. Одну должен был возглавить капитан Крушилин, вторую — старший лейтенант Извеков. Необходимо было под покровом ночи скрытым порядком подойти к высоте, обнаружить противника и разобраться с ним в ближнем бою.

Ключ к воротам города… Такой ключик под семью печатями держат…. Генерал-майор Суходол был заместителем командующего объединенной группировки.

Но ведь это не значило, что он всевидящий и всезнающий. Но свое мнение Марат решил оставить при себе. В конце концов, он боевой офицер и, если ему поставили задачу обследовать высоту, он должен действовать. Приказ в армии — святое…. Он получил задачу, уяснил и приступил к исполнению. Надо было собрать группу из десяти человек, экипировать ее, совершить марш-бросок на расстояние семь-восемь километров, затем еще километра два скрытного передвижения к огневым точкам противника.

Отдельный разведбат только назывался батальоном. По списку всего семьдесят человек, что недотягивало даже до штатной численности обычной роты морских пехотинцев. У комбата не было заместителя по тылу, вместо врача санинструктор из контрактников. Если бы батальон сократился до такой численности в результате боевых действий — так нет, в таком составе он прибыл в Чечню из-под Мурманска.

Ни у кого даже мысли не возникло укомплектовать батальон хотя бы до штатной численности роты. Но, как говорится, нет худа без добра. Людей в батальоне мало, зато среди них нет ни одного солдата первого года службы. Все сержантские должности укомплектованы контрактниками.

Для мирного времени бойцы подготовлены хорошо и пока что неплохо показывали себя в условиях реальных боевых действий. Правда, до серьезных боевых столкновений дело пока что еще не доходило. Ну и еще несколько раз на марше колонну обстреляли из автоматов. Так это, по сути, обыденное дело.

Но сегодняшний боевой выход сулил настоящее дело. Нелегко обнаружить снайпера на позиции, еще трудней его уничтожить… А если на высоте не только снайперы? Правильно заметил Извеков, высота стратегически важная, и там должна быть сильная оборона. Марат брал на выход самых лучших бойцов. Ребята стоящие, проверенные, на них можно положиться.

А они в свою очередь должны быть уверены в своем командире. Но Марат не первый год замужем, он знает, что такое война….

Отца своего он вообще не знал, а мать помнил очень смутно. Ему было всего два года, когда ее лишили родительских прав, а его самого отдали в детский дом. Первое время она его изредка навещала, а затем исчезла. Сгорела в пьяном угаре. А он продолжал жить. В семь лет его перевели в спортивный интернат с военным уклоном.

Гоняли их там до седьмого пота, драли по семь шкур.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress