1857-1861. Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем. Дневник Ве

У нас вы можете скачать книгу 1857-1861. Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем. Дневник Ве в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Скорее всего, Феликс написал неправду. Тогда, в ноябре года, уже началась охота за Распутиным. И, видимо, существовал план, в котором несчастной Муне было отведено важное место. Ей предназначалось сыграть роковую роль в гибели того, кому она так поклонялась… И конечно же Юсупов сам позвонил ей. Своими жалобами на болезнь, которую не могут вылечить доктора, он легко вызвал с ее стороны предложение устроить встречу с великим целителем.

Феликс знал о давней мечте Муни соединить двух людей, которых она так бескорыстно и преданно любила…. Одет он был не в простую поддевку, а в шелковую голубую рубашку и бархатные шаровары. Держал он себя очень развязно… Меня он поцеловал".

На сей раз князь от поцелуя не уклонился. Накануне Муня в разговоре с Распутиным назвала Феликса "маленький" — в отличие от "большого" Феликса Юсупова, его отца.

Распутин, обожавший клички, тут же это прозвище подхватил. Так он и звал отныне князя. После этой встречи Феликс начинает, по его словам, подыскивать соратников для будущего убийства. В данной книге фундаментального биографического проекта, продолжающей книгу "Император Николай II.

Человек и монарх", автор рассматривает период царствования Николая II с гг. Большое внимание уделяется роли Императора в реформировании российского общества, его отношениям со Столыпиным, сложному узлу Балканских проблем и участию России в Первой мировой войне. Отдельно автор разбирает обстоятельства мученической кончины Николая II и его семьи. Представляемая на суд читателя работа является на сегодняшний день наиболее полной биографией Святого Царя-Мученика.

Исследование кандидата исторических наук И. Автор всесторонне описывает детство Наследника Цесаревича, период становления личности будущего Императора, политическую и духовную атмосферу в России в годы его возмужания. Книга представляет интерес как для специалистов-историков, так и для широкой аудитории неравнодушных к отечественной истории. Эта книга посвящена правлению последнего российского императора Николая II, чья неоднозначная фигура целый век вызывает споры о его личности, а трагический конец - несомненное и неизменное сочувствие.

Какова же роль и, возможно, доля вины императора в разразившейся в России революции? Ведь известно, что реформы Николая сделали Россию в году одной из богатейших стран Европы, а вся внешняя политика его была направлена на сдерживание гонки вооружений и предотвращение войны.

Ольденбурга повествует об этих сложных вопросах с позиций сторонника русского самодержавия, рассказывая о реформах государя, о его неустанной работе на благо России и, самое главное, раскрывает перед читателями характер и помыслы последнего русского императора. Главы книги печатаются в сокращении.

Настоящий сборник продолжает серию публикаций документов, освещающих жизненный и творческий путь пианиста, композитора, педагога, музыкально-общественного деятеля Александра Борисовича Гольденвейзера. Книга состоит из двух больших разделов. В первом представлена переписка музыканта с женой Анной Гольденвейзер и двумя ученицами - Викторией Папандопуло и Надеждой Светозаровой; переписка с последней дополнена дневниковыми записями ученицы.

Все документы этого раздела публикуются впервые. Во втором разделе помещены статьи современных музыковедов, искусствоведов и музейных работников, посвященные многогранной и плодотворной деятельности Александра Гольденвейзера. Издание адресовано музыкантам-профессионалам, а также всем, интересующимся историей отечественной музыкальной культуры. Императора Александра I, несомненно, можно назвать самой загадочной и противоречивой фигурой среди русских государей XIX столетия. Республиканец по убеждениям, он четверть века занимал российский престол.

Победитель Наполеона и освободитель Европы, он вошел в историю как Александр Благословенный - однако современники, а позднее историки и писатели обвиняли его в слабости, лицемерии и других пороках, недостойных монарха. Таинственны, наконец, обстоятельства его ухода из жизни. О загадке императора Александра рассказывает в своей книге известный писатель и публицист Александр Архангельский. Александр I считал Роксандру Эдлинг своим главным и единственно беспристрастным советником в делах внутренней политики.

Ради бесед с этой особой император специально приезжал в Германию. Толстого фрейлина Александра Толстая стала свидетелем продолжительного романа императора Александра II с княгиней Долгорукой, о чем фрейлина не преминула сообщить великой княгине Марии Александровне. Этот эпизод стал началом личной драмы царской семьи. Сегодня часто забывают о том, что быть фрейлиной - это не только жизнь в роскоши и бесконечные привилегии, но и настоящее искусство плетения интриг, требующее изрядного ума и безупречного знания этикета.

Привыкнув оставаться в тени, эти женщины поистине искусно правили душами царственных особ, оставаясь незаметными, они узнавали все самые личные и порой неприглядные секреты дома Романовых. Собранные в этой книге мемуары фрейлин раскроют все тайны царской семьи. Прекрасной юной принцессой прибыла она в Россию из тихого, маленького Дармштадта и судьбой была возведена на царский престол огромной империи в самые великие и страшные годы.

Государыне предстоял труднейший жизненный путь Её личность в истории неоднозначна: Образованная, даровитая, обладающая замечательными нравственными качествами, искренняя и любящая, она испытала семейное истинное счастье, следую глубокой мудрости Достоевского: Впервые Екатерина Долгорукова увидела императора, когда ей было всего десять лет, возраст царя приближался к сорокалетнему рубежу.

Девочка растрогала его своей непосредственностью, и государь расхохотался. С момента их первой встречи прошло чуть больше пяти лет, за которые девочка успела превратиться в юную красавицу.

Встретившись случайно, княгиня и император уже не могли расстаться. Александр II, император, супруг и отец взрослых детей, был на 28 лет старше княжны Екатерины Михайловны Долгоруковой. Их роман длился много лет, а в году овдовевший император вступил в морганатический брак, узаконив их общих детей и повелев именовать любимую светлейшей княгиней Юрьевской.

Впрочем, счастью их не суждено было продлиться долго. Меньше чем через год после свадьбы, весной года, Александр II погиб от рук террористов, а светлейшая княгиня вынуждена была покинуть страну. Уже на склоне лет, на вилле в солнечной Ницце, Екатерина Михайловна решила написать мемуары. Как нам грустно, что мы так давно не видали вас, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна? Жена моя всякую минуту ждет родить1: Тургенев2 сказывал мне, что вы желали бы отдать нам ваш верхний этаж: Мы платим р.

Скажите слово; но ради Бога без малейшего принуждения. Душою и сердцем преданный вам. Последним словом моим в Петербурге было изъявление моей сердечной к вам благодарности, а первым в Москве да будет тоже! Зная чистоту вашей души, радуюсь вашей любовию, которая дает более достоинства моему нравственному существу.

Я щастлив свиданием с милым семейством. Но сын, Андрей3, не здоров: У него идут, кажется, зубы; а может быть есть и простуда. Дай Бог что б в конце мая мы увиделись или в Царском Селе или в Петербурге благополучно! Хорошо жить в одном месте с вами.

Обнимаю молодых друзей моих, любезного Никиту Михайловича4 и веселого братца его5. Всем, кто ездит в ваш благословенный дом и вспомнит обо мне, от доброго сердца кланяюсь. Простите, почтеннейшая Катерина Федоровна. Я еще не совсем отдохнул от худой дороги; но если Бог сохранит мое остальное семейство, то я готов веселиться и прыгать.

Дозвольте и мне, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна, соединить свою благодарность с мужнею и уверить вас, что умею ценить все ваши дружеские милости, оказанные в бытность его в Петербурге под вашим гостеприимным кровом. Надеюсь, что в будущее мое пребывание в вашем городе не оставите и меня полу-сироту без призрения; без шуток, из чистейших удовольствий в моей новой жизни будет для меня надежда заслужить вашу благосклонность. Примите, почтенная Катерина Федоровна, уверение в моей к вам преданности.

С живейшею признательностию чувствую все Ваши милости и одолжения. Теперь ожидаю только, чтобы князь Петр Васильевич2 и Петр Степанович3 сообщили сюда о Высочайшем позволении, мне данном, иметь вход в Архивы и Оружейную Палату. С сердечною преданностию и с глубочайшим почтением имею честь быть. Адресовать ящики на имя историографа К.

Любезнейший Князь и Друг! От всего сердца поздравляем Вас с блестящим знаком Царской милости1. Будьте только здоровы со всеми вашими: Вы, думаю, получили экземпляр моей истории3: До сего времени публика балует меня тем, что раскупает книгу.

Остается уже не более тысячи экземпляров. Обнимаю Вас со всею дружескою горячностию; целую руку у почтенной Княгини и всем Вашим свидетельствую мою искреннейшую преданность, начиная с милостивого Государя, Князя Петра Александровича. Еще ничего не знаем о свадьбе любезного К нязя Василья Петровича4. Je vous salue de tout mon c? Dites mes felicitations a votre che?

Я вас приветствую от всего сердца, дорогой Кавалер и достойнейший из людей, не сомневайтесь в том удовольствии, которое нам доставила эта добрая весть, как и все, что может с вами произойти счастливого.

Прибавьте к моим искренним поздравлениям и мои пожелания, чтобы ваша служба так же была приятна для вас, как она полезна для других. Передайте мои поздравления вашей милой и доброй жене, которую я нежно обнимаю, как и ее мужа и все милое семейство. Целую ручки дорогому и уважаемому Батюшке и поздравляю его с радостью, которую он должен был испытать, видя, что заслуги его сына теперь вознаграждены. Он человек умный и любезный в обществе, уважаем при Дворе и в свете, здешний хлебосол, и проч.

Он всегда ласкал нас, и мы Вам скажем спасибо за Вашу к нему ласку. Мы говаривали с ним о Вашем почтенном семействе. Поздравляем Вас с любезною имянинницею2.

Будьте все здоровы и благополучны. Бог хранит нас своею милостию. Скажите нам о себе. И вблизи и в отдалении любим Вас всею душою. Никто более нашего не желает Вам добра. Господину князю Андрею Оболенскому куратору Университета в Москве в собственном его доме на Рожественке. Мы Вас ждем в Петербург, а Вы не едете. На всякий случай скажу Вам несколько слов. Я слышал, что письмо Марьи Петровны1 произвело самое лучшее действие, и что ей дана большая аренда; мне хотели прислать записку, но не прислали.

Вероятно, что Вы уже знаете все лучше меня. Я опять в простуде, а Катенька в лихорадке. Здесь нам не здоровится, а надобно прожить еще года полтора! Жена должна родить в августе; это обстоятельство и корректура едва ли не удержат нас в городе на все лето. Как идут Ваши университетские дела? Желаем знать, будете ли сюда? Обнимаем Вас от всего сердца, как теперь обнимаю Вас мысленно. Целую ручку у любезной княгини и свидетельствую душевное почтение Князю Петру Александровичу.

Mille amities a tous les votres, ne nous oublies pas nous autres solitaires. Нежно целую вашу ручку, любезнейшая Катерина Федоровна, и поздравляю вас с радостным для нас днем вашего рождения. Дай Бог вам всего хорошего в жизни, начиная с здоровья вашего и всех ваших. В надежде скоро увидеть вас душевно преданный вам. Здравствуйте, дорогая милая госпожа Муравьева. Несмотря на долгую разлуку, мы не забыли дни столь радостные, как сегодняшний1.

Примите, дорогой друг, поздравления и пожелания от всей семьи Карамзиных, начиная от главы и до самых маленьких ее членов. Мы выпьем за ваше доброе здоровье и благополучие за своим семейным столом, сожалея, что не за вашим; но я надеюсь через две недели приехать просить вас вернуть.

Мы проводим время очень спокойно. Муж чувствует себя довольно хорошо для своего здоровья, но дай только Бог, чтобы не стало хуже. Тысяча приветов всем вашим, не забывайте нас в нашем уединении. От всего сердца и всем семейством поздравляем вас со днем вашего рождения1. Нам грустно, что не будем праздновать его с вами: Лишенные великого удовольствия жить под вашим кровом, желаем заменить его частыми свиданиями с вами; по крайней мере остаемся вашими соседями.

Дети наши, слава Богу! Дай Бог, чтобы мы всех вас нашли совершенно здоровыми. Свидетельствуем душевное почтение милостивой государыне Александре Григорьевне. Мысленно обнимаю любезных Никиту Михайловича и Александра Михайловича.

Vous ne doutez pas, ma bonne et respectable Madame Mouravieff, des v? He сомневайтесь, моя милая и уважаемая госпожа Муравьева, в пожеланиях спокойствия, если не счастья, от которого в определенном возрасте отказываются; мы очень огорчены, что не проводим этот день с вами, приобретя приятную привычку праздновать его с вашей семьей, почти как ее члены, и в действительности мы ими являемся по искренней и неизменной привязанности, которую мы к вам питаем.

Шлем вам приветы, в ожидании удовольствия снова встретиться за вашим гостеприимным столом. Документы русской военной контрразведки в г. Разведка в г. Несмотря на то, что литература о г. Русская военная разведка очень активно начала действовать в Европе с г.

Благодаря усилиям русских разведчиков военное руководство страны в — гг. Вся разведывательная информация перед войной стекалась в Военное министерство, но по мере приближения начала военных действий стало очевидно, что необходимо непосредственно в армии создать службу контрразведки, так как Военное министерство, находившееся в Петербурге, не сможет в военное время быстро и оперативно использовать получаемую информацию.

С по г. Барклая де Толли проводилось реформирование вооруженных сил. Разработкой реформ занималась созданная при министерстве Комиссия по составлению воинских уставов и уложения.

Название так до конца и не устоялось, и его написание зависело от писарского произвола. В них был аккумулирован как русский, так и европейский многовековой опыт разведработы. В указанных документах регламентировалось организационное построение военной контрразведки, ее иерархическая структура, очерчивался круг обязанностей сотрудников и агентов, разрабатывались правила, способы и методы работы с агентурой, сбора и передачи сведений. Были назначены и директора высшей полиции в каждую армию.

Так, в 3-ю Западную армию получил назначение действительный статский советник И. Бароцци, хорошо зарекомендовавший себя на разведывательной работе во время Русско-турецкой войны — гг. Но, прибыв на новое место, он объявил, что имеет от командования Молдавской армии особое поручение к царю.

На должность директора высшей полиции 2-й Западной армии был назначен французский эмигрант подполковник маркиз М. Но прибыл он во 2-ю армию после накала военных действий и занимал свой пост весьма недолго. Несмотря на то что с г. Фактически и во 2-й и в 3-й армиях контрразведка так и не получила своего организационного оформления. На пост директора в марте г. Таким образом, высшая полиция 1-й армии, единственная укомплектованная сотрудниками и имевшая начальника, положенного по штату, подменила собой органы 2-й и 3-й армий, существовавшие только на бумаге.

Именно поэтому во время войны подчиненные де Санглена посылались для получения разведывательных сведений в районы боевых действий 2-й и 3-й армий, а также отдельных корпусов. Первоначально регламентированная секретным законодательством деятельность контрразведки во время войны претерпела значительные изменения, и не все параграфы, предусмотренные правилами, подписанными царем, были реализованы во время военных событии г.

Как видно из документов контрразведки, в первый период войны у де Санглена появляются и два ранее не санкционированных секретными дополнениями помощника — П. На практике границы такой классификации были весьма подвижны и не соблюдались. В начале осени в связи с оставлением поста военного министра Барклаем, сотрудники министерства, находившиеся при нем, покинули театр военных действий.

Де Санглен вместе с канцелярией также 2 сентября отправился в Петербург. Директором высшей полиции в армии стал способный контрразведчик П. В декабре г.

Это назначение не затронуло контрразведку. Также необходимо учитывать, что документы получили окончательное оформление лишь в начале г. Но поскольку в это время даже в высших эшелонах власти не было ясности, где будут происходить будущие военные действия — на заграничной или собственной территории, а в рядах генералитета продолжалась борьба за выбор наступательного или оборонительного плана, то эти колебания нашли отражение и в тексте трех основных публикуемых документов.

Можно указать и на другой аспект функционирования высшей полиции. Помимо сбора сведений и борьбы с агентурой противника на нее возлагались и задачи политической полиции: Так что в какой-то степени высшая полиция, несмотря на то что в ее деятельности на первый план выступали задачи чисто военные, являлась предшественником 3-го Отделения. Отдельного фонда высшей полиции не сохранилось, хотя таковой и существовал.

Документальный комплекс из дел за первую половину г. Часть малоценных материалов была уничтожена в г. Из оставшихся дел к уничтожению было предназначено Неизвестно, какими критериями, санкционируя ликвидацию документов, руководствовались чиновники. Публикуемые материалы составляют лишь мизерную часть этих секретных дел и относятся к началу организационного оформления русской контрразведки перед войной г.

В дополнение к учреждению управления большой действующей армии, препровождаю при сем для исполнения Высочайше утвержденныя две секретныя инструкции. Я имел честь препроводить к вашему Сиятельству список с высочайше утвержденной инструкции Директору вышшей полиции при армии. Ныне сделав в следствие того некоторыя дополнения, к упомянутой инструкции, при вверенной мне Армии, я препровождаю при сем к вам Милостивый Государь мой копии с оного, предполагая, что может быть и вашему Сиятельству угодно будет для взаимного содействия к достижению цели вышшей воинской Полиции учинить подобные распоряжения в высочайше вам вверенной Армии, в разсуждении чего и буду ожидать уведомления вашего Сиятельства.

Препровождая при сем для руководства вашего копию об высочайше утвержденной инструкции директору вышшей полиции при армии, в дополнение присовокуплю, что распоряжения ваши должны устремляны быть к достижению троякой цели сей полиции, состоящей: Сверх зависящаго от вас употребления агентов4, для достижения первой из означенных целей вы можете требовать нужных по вашей части сведений от начальников местной полиции. Как о последней части подробно объяснено в прилагаемой инструкции, то в разсуждении двух первых в дополнение только последней нужным нахожу присоединить следующее:.

Само собою разумеется, что люди сии должны быть различных званий, смотря по возлогаемым на них поручениям; равномерно судя по способностям их, одному можно иногда сделать поручения и по разным частям.

За деяное же упущение своего долга, подвергаются жесточайшему взысканию. Агенты должны обращать особенное внимание на могущие быть злоупотребления чиновников, столь пагубныя в настоящих обстоятельствах.

Сделав таким образом вам известными, сколько можно было предварительно, обязанности ваши, я твердо уверен, что вы по усердию ко благу отечества, будете прилагать все силы к тому, чтобы желаемой успех был последствием всех сих распоряжений.

Я обещаюсь и клянусь пред Всемогущим Богом и Святым Его Евангелием, что все поручения и повеления, которые я получу от своего начальства, буду исполнять верно и честно по лучшему разумению моему и совести, что за всеми явными и тайными врагами государства, кои учинятся виновными в речах или поступках, или окажутся подозрительными, будут тщательно наблюдать, объявлять об оных и доносить, как и где бы я ни нашел их; равномерно не буду внимать внушениям личной ненависти, не буду никого обвинять или клеветать по вражде, или по другому какому-либо противозаконному поводу, и все что на меня возложится, или что я узнаю, буду хранить в тайне и не открою или не обнаружу ничего ни пред кем, уже бы это был ближайший мой родственник, благодетель или друг.

Все сие выполнить обязуюсь и клянусь столь истинно, как желал я. Да поможет мне Господь Бог, в сей равно и будущей жизни. Если же окажусь преступником против сей клятвы да подвергнусь без суда и добровольно строжайшему наказанию, яко клятвопреступник.

Во уверение чего и подписуюсь9. Директор вышшей воинской полиции состоя в совершенном и непосредственном ведении Начальника Главного Штаба, обязан доставлять сведения о неприятельской армии положительно, скоро и безпристанно. На известныя места вне Главной Квартиры высылает он доверенных чиновников для принятия писем под условленными адресами к нему следующих.

Ложные лазутчики узнаются обыкновенно тем, что приносят новости неважные и никогда не доставляют других, кои могут или должны вероятно знать. Они должны быть схвачены и посажены под стражу, яко бы люди подозреваемые в шпионстве от неприятеля. Через несколько времени и после некоторой огласки их оправдания, могут они быть отпущены в неприятельскую армию. Лазутчики сего рода должны быть употребляемы с большою платою за важныя известия, и нужною осторожностию, дабы не вышли действительно двусторонними В числе сих лазутчиков могут быть употребляемы ложные дезертиры, кои передаваясь к неприятелю и вступая в его службу, уходят обратно и приносят известия Как скоро лазутчик подозревается двойным, должно немедленно довести до его сведения важные ложные известия, и в то же время описав его приметы, сообщить всей цепи корреспондентов с предписанием наблюдать за ним и давать ему ложныя известия.

Когда он таким образом сделается безполезен неприятелю, должно схватить и посадить его под стражу Сверх разного рода лазутчиков, обязаны начальники округов вышшей полиции набирать из слуг, продавцов и ремесленников партии шпионов, определяемых к наблюдению за поведением лазутчиков, впадших в подозрение.

Они обязаны следовать за сими последними даже в неприятельский стан, есть ли сие нужно. Для лучшего удостоверения в верности агентов, из неутральных или неприятельских чиновников набираемых, нужно привлекать их на свидание в местах безопасных, посылать к ним надежных офицеров с письмами от начальника Главного штаба, которые тотчас должны быть сожигаемы.

Посланный обязан достать от них лестью и обещаниями такой письменный ответ, который бы, будучи ясным доказательством измены со стороны агента, служил залогом его верности. Свидания сии могут быть особенно полезны для поверки донесений лазутчиков и надежности их связей. Никогда не должно дозволять лазутчикам приближаться к Главной Квартире, ни же к важнейшим пунктам соединения армии, дабы не могли они видеть ея движений и зделаться двусторонними шпионами, или чтобы не могли быть замечены и после узнаны неприятельскими лазутчиками.

Все шпионы и разнощики писем должны знать одних начальников округов и окружных постоянных агентов вышшей полиции, кои уже присылают свои письма к директору вышшей полиции. Начальникам округов вышшей полиции и окружным постоянным агентам оной, строго запрещается иметь при себе слуг или лакеев, кои могут замечать людей, к ним приходящих, и изменив открывать их.

Директор вышшей полиции во всех прочих его обязанностях, поступает по предписанию Начальника Главного Штаба. Вся окружность армиею занимаемая, разделяется на три части, то есть: Начальники сих округов разсылают на все важнейшие точки, неприятельской операционной линии, постоянных агентов, и объемлют оными оба крыла и зад неприятельских операций и продовольствия. Окружные начальники вышшей воинской полиции не могут не токмо иметь между собой сношений, но даже и не должны знать один о другом.

Агенты окружных управлений никогда не могут иметь доступа в Главную Квартиру иначе, как по собственному требованию Главнокомандующего, и не должны знать о местопребывании окружных управлений. Агенты в земле союзной могут быть чиновники гражданские и военные той земли, или от армии посланные. Агенты в земле неутральной могут быть неутральные подданные, имеющие знакомства и связи, и по оным, или за деньги снабжаемые аттестатами паспортами и маршрутами, для переездов нужными.

Они могут быть равным образом бургомистры, инспекторы таможень и проч. Агенты в земле неприятельской, могут быть лазутчики, в оную отправляемые, и постоянно там остающиеся, или монахи, продавцы, публичные девки16, лекари и писцы, или мелкие чиновники, в неприятельской службе находящиеся. Начальник Главного Штаба обязан снабдить окружные управления вышшей полиции нужным числом лазутчиков двух родов:.

Они принадлежат непосредственно к окружным управлениям, разсылаются в нужных случаях, под разными видами и в различных одеяниях. Они должны быть люди расторопные, хитрые и опытные. Их обязанность есть приносить сведения, за коими они отправляются и набирать лазутчиков второго рода и разнощиков переписки. Они приносят сведения по требованию, и по большей части местныя.

Разнощики тайных переписок должны необходимо быть жители тех самых земель, в коих вышшая воинская полиция действует, дабы имея знакомство и родственников, могли они иметь достаточные предлоги к частым отлучкам и переходам Сумма, на вышшую полицию нужная19, вверится при самом начале кампании, Начальником Главного Штаба. Он не ответствует за употребление ни сей суммы20, ни той, которая по требованием его отпускаема ему будет; но ответствует за то, чтобы вышшая полиция была учреждена на самом лучшем устройстве и чтобы Главнокомандующий имел всегда все нужныя от оной истинныя сведения.

Устройство и распоряжение действий вышшей полиции во всей их подробности учреждается инструкциями Начальнику Главного Штаба и директору вышшей полиции при армии. Добрая система вышшей полиции равно необходима как в наступательной, так и в оборонительной войне. В первой для верного расположения предприятий к операциям нужных; во второй к благовремянному познанию всех предприятий неприятеля и положения земель, в тылу армии находящихся.

Система вышшей полиции тогда полезна и хороша, когда она так сокрыта, что неприятель думает, что ее нет и что противная ему армия не может получать никаких благоустроенных известий.

По сему Начальник Главного Штаба обязан наблюдать, чтобы все действия его по вышшей полиции были непроницаемы и чтобы все получаемые о неприятельской армии известия оставались в величайшей тайне, даже и после удачных предприятий, на оных основанных. В самой армии должно распускать слухи, что Главнокомандующий, оградив себя от неприятельского шпионства, сам иметь оное почитает ненужным.

Сведения, чрез вышшую полицию доставляемыя, тогда хороши, когда они быстры, полезны и справедливы. В жалованье и плате лазутчикам, должно быть принято правилом, не давать им ни слишком мало, ни слишком много; ибо в первом случае могут они.

Тем из агентов и лазутчиков, кои находясь в иностранной службе или в таком положении, которое препятствует принимать деньги, или жалованье, доставляют известия по какому либо духу партий, по личной преданности или дружбе, должно давать подарки, и доставлять выгоды под разными предлогами23, дабы не могли они подумать, что почитают их шпионами, служащими из корысти. Раздавая подобныя подарки вперед бургомистрам, чиновникам иностранных полиций и владельцам лучших домов в городах, в коих могли быть главныя квартиры, или жительство неприятельских генералов, можно подкупить их на будущее время.

В последнем случае, при доставлении можно ружье разрядить; при неудаче же, из него можно выстрелить. Есть ли на реке, в одном каком либо месте, оба берега заняты постами действующей армии, известия же должны получаться с верьху реки по ея течению: Заметить должно, что в бутылки и ящички сии должна быть положена такая тяжесть, которая бы держала их под водою.

С одного берега на другой могут быть протянуты в плотинах или кустарниках веревки, удерживаемые под водою привешенными к ним тяжестями. Веревки сии могут быть на блоках и служить к пересылке писем в ящиках и бутылках с одного берега на другой.

Во всех сих случаях, есть ли бы один из сих способов сообщения, мог быть открыт неприятелем, должно выставлять условные знаки и подавать сигналы, чтобы лазутчики или агент не приближался более к месту сообщения. С лазутчиками, которые не довольно смелы, можно условливаться о приносе письменных известий в кору выгнившего дерева, или под какой либо камень. Каждый округ вышшей полиции должен иметь разные ключи цыфирей, из главной квартиры получаемых. Один ключ должен быть употребляем для переписки с директором вышшей полиции, составлен из двух тысяч знаков, и внезапно, как можно чаще переменяем, особливо при каждом подозрении о его открытии перехваткою переписки, или изменою, и при перемене главного агента.

Важнейшая шифрованныя известия, должны быть посылаемы в двух, и даже в трех экземплярах, двумя или тремя разными путями, дабы в случае остановки, или побега, или перехвачения одного и двух разнощиков, известие могло дойти в Главную Квартиру. Вместо цыфири, для большей поспешности, можно употреблять самые надежные симпатические чернила; но не иначе как те, кои доставлены будут из Главной Квартиры В случаях сообщений словесных, особливо при посылке лазутчиков к таким лицам, коим они не знакомы, можно каждому из них дать предварительно пароль, по которому, при самом приближении лазутчика, могли бы узнать они, что действительно принадлежит он к вышшей полиции действующей армии; что они могут отвечать на пароль его известным отзывом, должны верить словам его, и могут сами все безопасно сообщить ему.

Известные масонские знаки, и взаимные на них ответы, могут удобно в сих случаях быть употребляемы. Лучшим знаком доверенности к посылаемому за известием лазутчику могут служить вырезанные карточки. Известное число их под номерами отдается тому, с кем учреждается сношение. К нему посылается лазутчик с половиною одной из заномеренных карточек Он складывает ее с своею половиною, одинакого номера и сим удостоверяется, что посланный надежен.

Сей способ удобен особливо в тех случаях, когда агент вышшей полиции находится в неприятельской армии, и не может отважиться давать письменных известий. В прочем изложенными в сей статье способами, не отвергается употребление и других, кои могут быть изобретены, и найдутся удобнее и вернее. Важнейшим пунктом соединения тайных сношений могут служить монастыри, и поэтому должно стараться приобретать их начальников, ибо в сем случае монахи могут иметь разные способы доставлять письма и даже приносить известия, часто из повиновения своему начальнику, а иногда и за деньги.

При каждом отдельном корпусе, и при передовом войске, обязан Начальник Главного Штаба устроить вышшую полицию на точных основаниях общей токмо в нужной соразмерности с числом корпуса же в гораздо меньшем виде Каждый начальник передовых отрядов должен употреблять крестьян, занимаемых деревень, на разведывание сколь можно ближайшее к неприятелю, а посылать в одно место многих, но токмо в разное время.

В случае совершенной невозможности иметь известие о неприятеле в важных и решительных обстоятельствах, должно иметь прибежище к принужденному шпионству. Оно состоит в склонении обещанием наград, и даже угрозами местных жителей к проходу через места неприятелем занимаемыя. Командующий передовыми войсками отряжает разные партии Козаков, соразмерно в силе с неприятельскими постами.

Команды сии поручает он самым отважным офицерам, и дает каждому расторопнаго лазутчика, который бы знал местное положение. Команды сии, помощию лесов, либо темноты, могут прорываться до назначенных им мест, и между тем, как офицер, командующий партиею, замечает местоположение, силы неприятеля и распорядок их, лазутчик узнает все обстоятельства и подробности.

Ежели неприятель ретируется, то сим способом можно видеть, в каком порядке и направлении идет он, можно напасть на обозы и транспорты его и сжечь их. Неприятельские шпионы должны непременно быть наказываемы смертию публично пред войском и со всевозможною огласкою Помилование их допускается в том токмо случае, когда будучи пойманы, дадут они сами важные известия, кои в последствии утвердятся произшествиями Начальник Главного Штаба, или, по поручению его, Директор вышшей полиции обязан наблюдать, что бы пленные нововзятые, содержимы были под стражею раздельно.

Он должен допрашивать их сам и каждого порознь31, збивать в речах, и из разных их показаний выводить заключения о составе и силе неприятельских корпусов, дабы потом схватив из котораго либо из них пленнаго, и узнав, к какому корпусу принадлежит он, можно было судить как силен действующий корпус. По захвачении болшаго множества пленных, не все они допрашиваются, но из них выбираются некоторые для допроса по назначению Начальника Главного Штаба, или по его поручению, Директор вышшей полиции.

От неприятеля могут передаваться беглецы, имеющие повеление сообщать ложные известия Их должно допрашивать порознь и под угрозою смерти принуждать сказывать истинну, задерживая под стражею до поверки оной, и обещая награды за показания справедливыя.

Беглецов обыкновенных должно, принимая совсем иначе, сажать под стражу вместе с неприятельскими пленными, дабы сказываясь взятыми в плен прежде их могли они выведывать от первых разныя известия.

В городах и селениях обязаны они удостовериться сколь можно в преданности бургомистров и владельцев таких домов, которые могут быть заняты неприятельскими штабами и генералами, дабы подслушивая их разговоры могли они извещать об оных чрез оставленных для сего лазутчиков. Он родился в Москве в семье выходца из Франции. На гражданской службе с г.

В начале г. Во время войны совмещал также должность генерал-гевальдигера 1-й Западной армии 22 июля — 13 августа г. В царствование Николая I получил известность как сочинитель в московских литературных кругах. Под этот разряд тогда подпадали как чиновники разведывательных организации, так и резиденты, действовавшие за границей. Кемпену от 7 июня г.

Отечественная война года. Они почти полностью совпадают с параграфами 1—11 Инструкции директору вышшей воинской полиции см. Часть сотрудников, занимавшихся оперативной деятельностью, была взята из Министерства полиции: Розен, отставной поручик принятый вновь на военную службу И. Лешковский, надворный советник П.

В начале войны в контрразведку попали оставшиеся не у дел полицмейстеры городов Вильно и Ковно Вейс и майор Е. Бистром погиб в Бородинском сражении , таможенный чиновник А. Бартц и житель Виленской губернии Я. Были приняты и несколько отставных офицеров, имевших опыт боевых действий: Ланг, а также отставной ротмистр австрийской службы итальянец Винцент Ривофиннолли.

В штат канцелярии поступили губернский секретарь Протопопов, коллежский секретарь В. Но, прибыв в Россию, добровольно явился к русскому командованию. Поэтому контрразведка решила использовать его в своих целях, и он доставил в Варшаву подготовленные в русском штабе сведения.

Саван был вновь командирован французской разведкой на 5 месяцев в Вильно, где с его помощью контрразведке де Санглена удалось выявить 4 французских агентов, пресечь связи группы прибалтийских банкиров, снабжавших по договоренности с варшавскими банками агентуру Наполеона в Литве. Кроме того, во время пребывания в Вильно в мае г. Нарбонна Саван три раза тайно встречался с ним и передал специально подобранные в штабе Барклая сведения.

Например, 21 июля г. Щица и французского резидента А. После того как удалось узнать, что он передал за границу сведения о поездках русских разведчиков А. Значительно меньше подобной агентуры находилось в герцогстве Варшавском.

Риги Таубе Адельсон, выполнявшей разведзадания в — гг. В качестве связной она несколько раз без всяких подозрений проникала в занятый французами Полоцк и доставляла оттуда от русских разведчиков письменные донесения командованию.

Ныне в Полоцке ее именем названа одна из улиц. Одноразовые выплаты составляли от 5 до 30 червонцев, от 15 до рублей серебром или — рублей ассигнациями. При перерасчетах рублей ассигнациями приравнивались в документах разведки к 25 рублям серебром ЦГВИА, ф. Стать платными агентами для них было равносильно потери дворянского достоинства.

Она использовалась только до начала войны при отправлении русских разведчиков за границу. На границе купон неровно разрезался на две части. Одна выдавалась агенту, другую передавали на таможню, через которую должен был возвращаться этот разведчик. На обратном пути он предъявлял свою часть карточки и, если они сходились, беспрепятственно следовал дальше Отечественная война года.

Необходимо указать, что способы агентурной деятельности и сообщений вполне соответствовали тогдашнему уровню развития техники и связи. Витгенштейна находился сотрудник высшей полиции поручик И. Лешковский, а в отдельный корпус генерал-лейтенанта Ф. Эртеля в Мозырь во второй период войны был направлен подполковник Е. Какие уставные требования предъявлялись к этому виду разведки в г. Чичаговым 8 сентября г. Для разведывательного отряда считалось нормальным, если он состоял из роты егерей и 50 казаков, улан или гусар ЦГВИА, ф.

Для захвата пленных практиковалось переодевание в форму противника. Так, 8 сентября г. Такая же участь постигла пойманного на Дону руководителя особой разведывательной группы противника из трех человек полковника графа А. Смертная казнь применялась только во время боевых действий г. Ермолова его братом Н. Ермоловым, сохранились интересные зарисовки о деятельности французского агента Ружанского, арестованного в Смоленске русской контрразведкой: Сведения составляли Беннигсен и А.

Это продолжалось до тех пор, пока Коновницын храбрый, но ограниченный человек имел неосторожность похвалиться, что мы все знаем, что делается в Москве. Тогда шпион отказался еще туда возвратиться Русская контрразведка пыталась также использовать пойманного в Риге в г. Но так как обратного послания не было получено, К. Приложения к запискам Алексея Петровича Ермолова. В конце кампании главные силы Наполеона были окружены в районе р. Для французов ситуация сложилась почти катастрофическая.

Три возможных пути для спасения лежали через р. Березину, но их контролировала армия адмирала П. Поэтому Наполеон решил имитировать концентрацию своих частей на юге, а сам намеревался прорываться на севере.

С этой целью была проведена операция по дезинформации Чичагова. На юге у д. Ухолоды демонстративно началось строительство ложной переправы.

Конечно, сразу же нашлись добровольцы, решившие предупредить русское командование. Трое жителей ночью перебрались к русским и сообщили эту новость Чичагову, который их щедро наградил, но оставил при себе. Главные силы адмирал стянул к Ухолодам, но события стали разворачиваться по другому сценарию.

Французы начали переправляться на север у д. Студенка, там, где русских сил было крайне мало. Когда стало ясно, что Наполеон, перехитрив, вырвался из окружения, то по приказу Чичагова эти трое невольных участников операции французской разведки были повешены.

Посредник, маклер, комиссионер, то есть человек, заключающий сделки и выполняющий деловые поручения. Нарбонна по заданию русской контрразведки камердинером к этому французскому дипломату устроился некто Станкевич. Станкевич не только вел наблюдение, но и сумел скопировать копию секретной инструкции Наполеона своему посланцу о военных задачах миссии в Вильно, в то время как Нарбонн и его свита находились на очередном светском рауте.

Трудно переоценить вклад Карамзина в духовное развитие русского общества, несколько поколений которого воспитывалось на его произведениях. Она была для них новым открытием. В этот же период Карамзиным было написано много писем. К родным и друзьям, к тем, кто помогал в работе, и к тем, кому нужна была его помощь. О неоднократных публикациях писем Карамзина говорится в библиографических работах, наиболее полными из которых являются следующие: Материалы для библиографии литературы о Н.

Библиографический указатель под ред. Таким образом, читателям стали известны сотни писем Карамзина. Однако эпистолярное наследие историка опубликовано еще не полностью. Из них 32 никогда не публиковались. Остальные 25 были напечатаны в разное время в различных изданиях. Следует отметить, что только 4 письма были напечатаны в соответствии с современными научными требованиями.

Письма Карамзина к С. В подавляющем большинстве случаев письма Карамзина представляют собой двойные листы почтовой бумаги отечественного или иностранного производства, на многих имеются водяные знаки.

Текст написан черными чернилами обладавший слабым зрением Карамзин предпочитал этот цвет и расположен обычно на первых двух страницах. На последней странице, которая в сложенном письме оказывалась снаружи, рукой Карамзина написан адрес. Здесь же, как правило, сохранилась и его личная печать красного сургуча с изображением дворянского герба.

Письма, передававшиеся с оказией, обычно не запечатывались. Часть писем имеет почтовый штемпель, на котором обозначены дата и место отправления. Все публикуемые в этом издании письма Карамзина написаны им на русском языке. Историк свободно владел европейскими языками, но в письмах и в разговорах с соотечественниками предпочитал родной язык. Другими языками главным образом, французским он пользовался при общении с иностранцами и с теми из сограждан, кто плохо знал русский язык.

Его упорное нежелание следовать прочно установившейся моде на французский язык особенно наглядно в письме княжны Е. Лобанову-Ростовскому, где после написанных ею двух страниц французского текста следует приписка рукой Карамзина на русском языке см. Однако по свойствам своего характера Карамзин никому не навязывал своего мнения.

Об этом красноречиво свидетельствуют приписки, сделанные рукой жены и дочерей в его письмах почти исключительно на французском языке.

Муравьевым, с которыми его связывала многолетняя дружба. Первое из представленных здесь писем было отправлено одному из самых образованных и культурных людей своего времени — Михаилу Никитичу Муравьеву, сыгравшему очень важную роль в судьбе историка: Из письма видно, что Муравьев помог Карамзину получить доступ к архивам, присылал ему редкие иностранные издания, необходимые для работы. Следующие 20 писем предназначались вдове М.

Муравьева Екатерине Федоровне, доброй, умной и энергичной женщине, неизменно оказывавшей большую поддержку семье Карамзина. После смерти мужа в г. Муравьева поселилась в Москве и целиком посвятила себя воспитанию сыновей Никиты и Александра — впоследствии видных деятелей декабристского движения. Карамзин был частым гостем этой семьи, помогал Екатерине Федоровне в делах по изданию сочинений ее покойного мужа.

Семьи Карамзиных и Муравьевых особенно сблизились в трудные месяцы г. После Отечественной войны Е. Муравьева с сыновьями переехала в Петербург. В начале февраля г. Вот истинная жена Михаила Никитича! Муравьевой, сдавшей им верхний этаж своего дома, где они прожили 5 лет, до осени г. В письме от 28 ноября г.

Каждое лето Карамзины проводили в Царском Селе, откуда регулярно писали Е.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress